/ Калининград

«Рано или поздно исторический центр Кёнигсберга будет восстановлен»

Несколько дней назад (6 ноября) представленный калининградским архитектором Артуром Сарницем проект застройки Королевской горы в Калининграде одержал победу в интернет-голосовании, организованном градостроительным бюро «Сердце города», оператором процесса регенерации исторического центра.

Откровенно говоря, такой исход мало для кого стал неожиданностью. Объективно – проект Сарница был самым ярким, самым продуманным, самым выстраданным. Параллельно голосование велось на одном из самых популярных калининградских интернет-порталов – там результат оказался еще более внушительным – проект Сарница победил с пятикратным отрывом от ближайшего преследователя.

Город, который он вместе со своими единомышленниками создал в 3D-пространстве, завораживает. С одной стороны – это знакомый Калининград – с одноименной гостиницей, с «Плазой» и со зданием Ростелекома, а с другой – тысячи раз виденный на фотографиях довоенный Кёнигсберг с Королевским замком и с окружающими его историческими кварталами.

И сочетание это, как ни странно, выглядит довольно органично и естественно.

Нужно сказать, что старые, черно-белые снимки Кёнигсберга приучили нас к тому, что город этот из давно ушедшей эпохи.

Во многом такое ощущение складывается благодаря одетым по моде первой половины прошло века людям, допотопным автомобилям, а то и вовсе – запряженными в телегу лошадям.

Сарниц и его коллеги намеренно наводнили Калининград-Кёнигсберг современными машинами и прохожим в джинсах и кроссовках. Удивительно, но это кардинально меняет восприятие архитектурного пространства. Ты смотришь на этих людей, на эти автомобили и понимаешь, что стены замка их не отвергают, наоборот – создают с ними единое целое. И оттого Кёнигсберг со всей своей средневековой стариной, со всей своей брусчаткой и со всеми своими рюшечками на фасадах выглядит на удивление современным.

…Мы встретились с Артуром Сарницем  после оглашения результатов интернет-голосований и задали ему несколько вопросов.  

Артур Сарниц рассказывает о своем проекте

 

– Артур Артурович, часто в спорах о будущем Калининграда можно услышать мнение о том, что Кёнигсберг умер. А раз так, то даже не стоит пытаться воссоздать его центр.

 Ну, если кто-то так считает – ради бога. Раньше, в молодости, я спорил до хрипоты, пытался доказать людям, что Кёнигсберг смотрит на нас с каждой черепичной крыши, что его силуэты отражаются на мокрой брусчатке, что шум его улиц можно услышать в шелесте осенней листвы под ногами. А теперь я стараюсь не вступать в подобного рода дискуссии. Для меня совершенно очевидно, что Кёнигсберг жив. Более того, я убежден, что он останется жив даже, если по нему еще несколько раз пройтись бульдозером, как это было сделано в советское время. Что же до того, надо ли воссоздавать центр или не надо, то тут тоже особые аргументы, на мой взгляд, не требуются. Достаточно посмотреть, что было и что стало. Ну не слепые же мы все, в самом деле …

И поэтому я ни секунды не сомневаюсь, что рано или поздно исторический центр Кёнигсберга вообще и замок, в частности, будут восстановлены.

В этом логика исторического развития – ведь у множество европейских городов была похожая судьба. Сначала их поразила чума фашизма, потом они были разрушены, но в итоге – бережно восстановлены.

– Как долго вы работали над проектом?

– Стоит сразу отметить, что работал не я один. У меня много единомышленников – молодых архитекторов. Эти ребята – Илья Киселев, Олег Сура, Валерий Щербатых и другие – очень увлеченные люди, которые являются настоящими фанатами Кёнигсберга и которые буквально пестуют его наследие…

А началось все десять лет назад со сбора материала. По чертежам, по фотографиям, по кадастровым картам мы подробнейшим образом воссоздали облик Кёнигсберга. Сейчас я могу сказать, что очень неплохо ориентируюсь в его центре. В частности, это относиться к Кнайпхофу, частично к Лааку, немножко – к Ластадие. Я знаю всё вплоть до размера окон. Это дает мне право вообще обсуждать вопрос архитектурного будущего города. ... Когда говорят, что Сарниц пытается воссоздать Кёнигсберг один в один, я, если честно, не знаю как это воспринимать – как комплемент или как укор.

Дело в том, что я не воссоздаю Кёнигсберг один в один, но такое ощущение создать пытаюсь, бережно используя сотканную за десять лет материю.  Точь-в-точь я перенес, если не соврать, всего шесть фасадов. Все остальное – это творческая переработка.

Это попытка увидеть Кёнигсберг таким, каким он мог бы стать сейчас, не будь он разрушенным.

Ну, а в целом моя задача состоит в том, чтобы начать большое красивое дело, которое объединит нас всех независимо как мы относимся к сегодняшней политической ситуации, как мы относимся к войнам последних лет, к Крыму и так далее. Более того – этот проект сможет сблизить Европу и Россию, что сейчас, согласитесь, будет совсем нелишним …

– Как бы то ни было, жюри конкурса «Пост-замок» присудило первую премию не вам, а молодому архитектору Антону Сагалю, который предложил сохранить Дом Советов, а замок восстановить лишь частично, дополнив его современными зданиями.

 Ну это совсем неудивительно. Дело в том, что, по моему мнению, этот конкурс организовывали люди, которые в большинстве своем хотят, чтобы в нашем городе было как можно меньше Кёнигсберга. И я для них по этой причине очень неудобный человек. Кроме того, мной нельзя манипулировать, меня нельзя использовать, поскольку я материально независим и самодостаточен.

А что касается победившего проекта, то в случае его реализации произойдет катастрофа. И дело даже не в том, что, автор, включая в комплекс модернистские элементы, пытается соединить несоединимое. И не в том, что обозначив архитектурную доминанту в виде главной башни замка, он не показал пути развития города. Самое печально, что этот проект дискредитирует саму идею восстановления замка. Боюсь, что в случае его реализации потом всё придется переделывать.

… Лично для меня нет большой беды в том, что наш проект не признан победителем. А вот мои молодые коллеги, те ребята, с которыми я работал, были очень расстроены. Они ведь прекрасно понимали, что наше предложение было наиболее проработанным, они верили, что мы стучимся не в закрытые двери. А оказалось, что – в закрытые.

Впрочем, я очень рад, что наша работа получила первое место по итогам интернет-голосования. Больше трех тысяч человек высказалось за то, что бы Калининград стал красивым, европейским городом. Это не так уж и мало …

– Проект выглядит масштабным. Думаю, вы уже слышали мнения о том, что именно по этой причине осуществить не удастся.

 Слышал, конечно. И читал. Мне такая постановка вопроса кажется более, чем странной. Это все равно, что сказать: «Знаете, для нас это слишком красиво. Мы такие сирые и убогие, что все это не сможем построить. А, если сможем – то нам просто не разрешат этого сделать. Поэтому оставьте нам этот ужасный Дом Советов, мы будем жить с ним». Это позиция людей, которые слаще редьки ничего не ели. И самое печальное, что пробовать больше ничего не хотят. А ведь всё, если вдуматься, зависит от нас, от жителей города.

Если мы захотим воссоздать исторический центр Кенигсберга – я имею в виду по настоящему захотим – то никто не сможет нам помешать.

Политики, как местные, так и московские, уловив сигналы снизу, быстро перестроятся в нужном направлении. Все тут же станут сторонниками восстановления замка. А, если еще Путин скажет хоть одно слово «за», так чиновники камни для строительства на перегонки потащат.

А осуществить проект не так сложно, как многим кажется – это ведь не строительство станции на Марсе. Обыкновенная кирпичная работа. И обойдется она не так дорого, как некоторые полагают. На конкурсе «Пост-замок» многие такие огромные башни предлагали возвести, что на сдачу от реализации этих проектов  можно, наверное, два Королевских замка построить.

– И все же каковы, по вашему, могут быть источники финансирования?

– Эта площадка  очень перспективна для гигантских вложений. Уже сейчас на меня через знакомых выходят очень серьезные инвесторы, которых не пугает шкала проекта в два миллиарда евро. «Ах, как тут все интересно, ах, как тут много романтики, – говорят они. – А давайте попробуем провести эту романтику через экономические расчеты. Сколько квадратных метров жилья? Пять миллионов? Здорово! А что там еще? Первые этажи зданий, гостиницы, магазины?» Когда инвестор узнает, что протяженность улиц в новом районе десять километров, у него загораются глаза, потому что он понимает сколько всего там можно разместить и что с этого поиметь.

В общем, деньги на реализацию проекта найти не такая уж неподъемная задача. Главное, повторюсь, чтобы мы сами захотели построить город, в котором было бы удобно жить самим и в котором,  не стыдно принимать гостей.