/ Калининградская область – Евросоюз

Вигаудас Ушацкас: «Войду в историю как "кризисный посол"»

В конце прошлой недели в Калининград прилетел с визитом посол Евросоюза в России Вигаудас Ушацкас. Он встретился с губернатором Калининградской области Николаем Цукановым, осмотрел несколько объектов и принял участие в симпозиуме «Прощай, оружие!», организованном ГЦСИ в бывших казармах «Кронпринц». Несмотря на плотный график, посол согласился ответить на ряд вопросов портала Pregel.me.

– Господин посол, как похолодание отношений между Россией и Евросоюзом сказалось на вашей работе?

Конечно, любой посол хотел бы создавать положительные примеры и проекты, чтобы развивать отношения в позитивном русле. При этом работа посла объективно является зеркальным отражением содержания, которым наполнены отношения России и ЕС. Нелегальная аннексия Крыма и дестабилизация Россией ситуации в Украине не могли не повлиять на «почерк» моей работы. В нынешний момент мы смотрим на российские шаги в отношении Украины. Также я принимаю во внимание, что между нами все-таки существуют достаточно глубокие разногласия по разным вопросам. У России и ЕС есть различия в понимании принципов построения общества, отношений гражданина и государства, роли свободы прессы и гражданского общества, прав человека. К сожалению, мы не можем не замечать и действия, которые отдельные страны совершают в торговой сфере, что сказывается на наших общих соседях. С другой стороны, Евросоюз продолжает оставаться самый важным партнером России по товарообороту, торговле энергоносителями.

Миссия посла и представительства ЕС в России  определить, как преодолеть разногласия. Как сохранить мосты сотрудничества и общение между людьми. В этом контексте моя работа очень интересная. Она сложная. Не всегда она бывает приятной. Но, наверное, такова судьба.

Я три года работаю послом в России и еще год буду работать. Наверное, к сожалению, эти четыре года в моей биографии и в отношениях ЕС-Россия останутся в истории как период урегулирования кризисов. Я войду в историю как «кризисный посол», «посол по кризисам» [говорит с ироничной улыбкой – прим. авт.]. С этой точки зрения я и строю свою работу, понимая масштаб разногласий и осознавая, что мы должны сохранить мосты общения и сотрудничества там, где это возможно. Разногласия появляются и исчезают. В то время как работа дипломата – сохранять самое лучшее, что есть между нами.

 

– Вы много путешествуете по России, посещаете разные города, общаетесь с людьми. Чувствуете, как меняется отношение простых россиян к Евросоюзу?

 Интересный вопрос. Перед отъездом из Москвы в Калининград посмотрел последние данные соцопросов «Левада-Центра» о том, как россияне оценивают разные государства. С сожалением должен признать, что число россиян, воспринимающих ЕС негативно, стало рекордно высоким  62%. Хотя лидер в этом списке Америка  70%. Учитывая то, что большинство российских СМИ, особенно центральных, подают информацию о ЕС односторонне, у российских телезрителей и радиослушателей нет другого выбора. В отсутствие альтернативной информации и более глубокого анализа фактов эти 62% и имеют то мнение, которое они высказали. Они не пользуются полной информацией о деятельности ЕС. 

Вместе с тем, в ходе своих визитов от Сахалина до Калининграда  буквально две недели назад посещал Сахалин  я не встречал людей, которые бы не переживали за отношения между ЕС и Россией. Где бы я ни был, в Сибири, на Дальнем Востоке или в Калининградской области, абсолютное большинство российских бизнесменов и инвесторов считали и продолжают считать, что Евросоюз  основной экономический партнер России.

Это подтверждается фактами: 46% российского товарооборота приходится на Евросоюз, 75% иностранных инвестиций поступают в Россию из Евросоюза, 70% российских углеводородов продаются на рынке Евросоюза. Так что зависимость России от ЕС совершено очевидна, равно как и наше желание сохранять свои позиции на российском рынке в 140 миллионов жителей и потребителей. Мы хотим сохранить доступ на ваш рынок. Хотя, вынужден признать, в течение последних лет доля России в товарообороте ЕС упала с 10% до 6%.

 

– Евросоюз дает Калининградской области деньги из еврофондов на разные нужды. Вы довольны, как калининградские и местные власти «осваивают» эти средства и планируете ли помогать региону в будущем?

 Хочу повторить то, что я сказал в ходе встречи с губернатором Николаем Цукановым. Учитывая политическое внимание, которое ЕС уделяет Калининградской области с момента окончания Холодной войны, и финансовые ресурсы, которые мы выделяем вашему региону, можно уверено назвать Калининградскую область действительно привилегированным регионом России по части приграничного сотрудничества со странами и регионами Евросоюза. С 1991 года ЕС выделил более 150 миллионов евро на различные проекты сотрудничества между ЕС и Калининградом. Разумеется, не всегда бывает, что процесс идет гладко, причем не только в Калининграде, но и в других регионах РФ. Один из важных проектов  очистные сооружения в Калининграде, на строительство которых ЕС и страны Северной Европы выделили 100 миллионов евро. Хоть и с опозданием, но проект реализуется. Когда очистные сооружения полностью заработают, как я понимаю, во второй половине текущего года, они помогут не только модернизировать инфраструктуру водоснабжения и переработки сточных вод в Калининграде, но и внесут весомый вклад в экологию  150 тысяч кубических метров грязной воды [в сутки – прим. ред.] больше не будут сбрасываться в Балтийское море. 

Кроме того, мы реализуем новый пакет финансовой помощи в сфере приграничного сотрудничества. В ходе своего визита в Калининград я анонсировал, что до 2020 года мы выделим 57 миллионов евро для Калининградской области.

41 миллион евро пойдет на сотрудничество польских воеводств с районами Калининградской области, а 16 миллионов евро  на сотрудничество Калининградской области с литовскими регионами. Очень важно, чтобы ответственные учреждения и должностные лица со всех сторон вовремя подготовили программные документы. Согласно регламентам Еврокомиссии, они должны быть представлены до конца июня. Мы их рассмотрим, оценим и примем решение о финансировании. 

Помимо приграничного сотрудничества Евросоюз реализует проекты по поддержке гражданского общества. Рад заметить, что с сентября в Полесском районе действует проект «Искры надежды для российских деревень». Он направлен на устойчивое социально-экономическое развитие сельских общин через участие граждан в сотрудничестве с местными органами власти. Финансовая поддержка со стороны ЕС  почти 600 тысяч евро. Кроме Калининградской области в программе участвуют Архангельская область, Краснодарский край, Алтайский край и Республика Алтай. Также совместно с Калининградом мы реализуем два проекта, направленных на улучшение жизни людей с ограниченными возможностями. В рамках одногоиз них, «Дружественные города», создается комфортная и доступная городская среда. Помимо Калининграда, в проекте участвуют такие города как Псков, Петрозаводск, Владимир, Архангельск, Санкт-Петербург. Вклад ЕС – 400 тысяч евро. Еще один проект связан с эффективной реализацией прав на инклюзивное образование в школах. В проекте участвуют 14 российских регионов, вклад ЕС  750 тысяч евро. 

Говоря о поддержке гражданского общества, не могу не отметить, что мы удивлены и разочарованы тем, что организация «Ганзейское бюро», чьей целью является продвижение сотрудничества между Калининградской областью и немецкой землей Шлезвиг-Гольштейн, была включена в так называемый список «иностранных агентов» [Шлезвиг-Гольштейн и Калининградская область  регионы-партнеры прим. авт.]. Этот шаг ни в коей мере не помогает развитию регионального сотрудничества, и я надеюсь, что ответственные власти все-таки изменят свое мнение.

 

– При этом все чаще в прессе наших польских и литовских соседей Калининградскую область описывают как милитаризированный регион, плацдарм для вторжения России в Европу. Опасение вызывает Балтфлот, сама география области. Вас это беспокоит?

 Прежде всего, большую часть своей 25-летней карьеры дипломата я посвятил тому, чтобы способствовать развитию Калининградской области как открытому региону, где бы присутствовало доверие между соседями. 

Вас окружают миролюбивые граждане Евросоюза. Мы выделяли и продолжаем выделять финансовые ресурсы Калининградской области, чтобы во времена геополитической напряженности мы – и ЕС, и Россия – не утратили бы этот курс.

Но как обычный гражданин Литвы я не могу без беспокойства читать новости и наблюдать факты того, что российские военные корабли и самолеты нарушают территориальное пространство соседних стран. Это – очевидное нарушение, неуважение, оно не способствует строительству отношений на доверии.

 

– Россия, как известно, эти факты отрицает.

 А что отрицать? Об этом пишут в открытых источниках. Там описано, насколько по-хулигански вели себя российские летчики, когда пролетели над военным кораблем [в апреле бомбардировщики Су-24 совершили низкие маневры над американским эсминцем Donald Cook, участвующим в учениях на Балтике  прим. авт.]. В середине мая появилась информация, что российские самолеты нарушили воздушное пространство Эстонии. Иногда российская авиация нарушает воздушное пространство балтийских стран, залетая с выключенными транспондерами, не отвечая на сигналы. Такие инциденты беспокоят людей, для этого есть основания.

Но ЕС уделяет приоритетное внимание сотрудничеству. Даже во время конфликта в Украине и в атмосфере санкций мы никогда не вводили санкции в отношении обычных людей и приграничного сотрудничества. Мы, наоборот, выделяем на это дополнительные деньги, в том числе – Калининградской области. К примеру, ЕС не уменьшил, а в два раза увеличил финансирование студенческих обменов между ЕС и Россией. В прошлом году сумма достигла 27 миллионов евро, благодаря чему 3583 студента и преподавателя получили стипендии ЕС, порядка 30 российских университетов участвовали в 45 проектах в рамках Программы Жана Монне. Между прочим, буквально на прошлой неделе мы завершили прием заявок на данную программу. Заинтересованность в участии в обмене с ЕС выразило рекордное количество российских университетов  200!

 

– Несмотря на упомянутые инциденты, Калининградская область Вас не пугает?

 Нет! Но вам решать, чем будет ваш регион  площадкой плодотворного развития или площадкой возможной напряженности. Я все же уверен, что потенциал сотрудничества между Калининградом и соседями говорит сам за себя. Он является величайшим ресурсом для продвижения экономики, социального развития и культурного сотрудничества между Калининградской областью и вашими соседями.

 

– Один из показательных примеров приграничного сотрудничества – местное приграничное передвижение (МПП). Режим МПП существует между Калининградской областью и Польшей. Польский институт международных дел (PISM) признал, что от МПП сильно выигрывают обе стороны, режим способствует развитию приграничных территорий и контактам между людьми. Были планы установить МПП между Калининградской областью и Литвой, но их заморозили. Что случилось?

– Насколько я знаю, выдача литовских виз для жителей Калининградской области происходит без каких-либо проблем и очень легко. Независимо от экономических сложностей и девальвации рубля поток посещений калининградцами Литвы остается рекордно высоким. Что касается МПП, то будучи министром иностранных дел Литвы я сам выступал как раз за то, чтобы между Литвой и Калининградской областью был подписан соответствующий договор. Действительно, из общения как с польскими коллегами, так с калининградским губернатором, я знаю, что все положительно оценивают МПП между Польшей и регионом. Но надо все-таки иметь в виду, что мы живем не изолированно от политических событий. Поэтому в данный момент мы заморозили визовый диалог между ЕС и Россией. Но я надеюсь, ситуация успокоится и нормализуется.

 

 – Что должно произойти, чтобы МПП и подобные проекты ожили? Требуются глобальные изменения в «большой политике» или нам под силу договориться на региональном уровне?

– У меня нет рецептов. Как я понимаю, в данный момент политический контекст не предоставляет возможности для этого. Давайте подождем. Будем следить, чтобы Минские соглашения [по нормализации ситуации на востоке Украины – прим. ред.] выполнялись и наши отношения нормализовались. Могу только пожелать, чтобы литовские и российские власти рассмотрели и учли позитивный опыт МПП, который накопился в отношении Польши и Калининграда.

 

– Если бы Вы могли обратиться к 62% россиян, относящимся негативно к Евросоюзу, что бы Вы им сказали? Вам бы хотелось, чтобы с какими образами они ассоциировали ЕС?

 Как калининградцы, так и россияне в целом должны сами описать образ европейцев. Но я бы пожелал, чтобы вы старались больше ездить в Европу, сохранять дружеские отношения с людьми, с которыми вы познакомились. Советую углубляться в детали и расширять источники информации о том, что происходит в Европе; что происходит в отношениях между Евросоюзом и нашими партнерами (например, Украиной); какие вопросы мы решаем; какой образ жизни мы продвигаем; какие ценности мы разделяем; какие принципы и законы, как, например, демократия и свободный рынок, мы уважаем. Уверен, что тогда абсолютное большинство россиян воспримет – и даже сейчас воспринимает – европейцев как друзей, добрых соседей, партнеров, готовых развивать отношения на основе уважения и предсказуемости. Это образ Парижа, Рима, Берлина, Варшавы, Вильнюса и множества других европейских городов, которые всегда открыты для российских туристов, студентов и инвесторов. Это образ более чем 500 миллионов европейцев, которые, как и я, готовы изучить 11 часовых поясов России, ее богатую историю, культуру и неповторимую природу.


Читайте также