/ Калининград

Эпоха МПП: как безвизовая зона изменила Калининград, Россию и Польшу

За три года действия зона малого приграничного передвижения (МПП) стала новым неотъемлемым явлением в жизни Калининградской области и приграничных районов Польши, значение которого для Калининграда, России, Польши и российско-польских отношений сложно переоценить.

В отношениях России со странами ЕС нет и не было столь же успешных попыток развивать двусторонние связи на основе экономической взаимовыгоды и прагматизма (к чему последние полтора десятилетия только и стремилась российская внешняя политика). Для польского руководства МПП – очевидный пример успеха региональной политики по развитию депрессивных северо-восточных воеводств, для калининградцев – окно в Европу. Зона безвизового перемещения из выгодного экономического проекта для всех участвующих в нем сторон превратилась в политическое достижение, имеющее особую ценность. Поэтому отмена безвизового режима в российско-польском приграничье, угроза которой стала вполне ощутимой из-за событий на Украине и девальвации рубля, будет воспринята всеми заинтересованными сторонами как собственное поражение.

 

Польша

Феноменальность МПП еще и в том, что реализация этого прорывного проекта – заслуга польской стороны. Без Польши не только никогда не было бы безвизовой зоны – без дипломатических усилий поляков её никогда не было бы в привычном калининградцам виде. Стандартная европейская практика малого приграничного движения предполагает безвизовый режим для резидентов, проживающих не далее, чем в 50 километрах от границы. От России в таком случае в безвизовую зону не попадала половина жителей Калининградской области, а от Польши – Гданьск и Ольштын – столицы Поморского и Варминско-Мазурского воеводств.

Однако Польша задействовала возможности своего председательства в Совете ЕС во второй половине 2010 года и добилась от Еврокомиссии исключений в приграничной политике Евросоюза персонально для себя.

В результате в зону малого приграничного передвижения вошла вся Калининградская область РФ и крупнейшие города польского северо-востока.

По мере реализации проекта МПП польская сторона тоже проявляла добрую волю и принцип разумной достаточности. Например, дорога от Калининграда до Гданьска проходила через территорию Польши, не входящую в безвизовую зону. «Для того чтобы добраться до Гданьска, нужно проехать по территории, не входящей в малое приграничное движение. Мы этот вопрос уже обсуждали и с нашими пограничниками, и с нашими таможенниками, и они ловить вас там не будут на этих дорогах, — заявил по этому поводу генеральный консул Польши в Калининграде Марек Голковски. — Подход такой, что по максимуму будем льготы давать, а не усложнять взятие этих документов и передвижение».

Такой подход диктовался не столько заботой о жителях Калининградской области, сколько своими интересами.

МПП было проектом не внешней, а региональной политики Польши: оно было задумано и реализовано не для улучшения отношений с Россией, а для поддержки своих северо-восточных воеводств – одних из наиболее депрессивных польских территорий.

В этом отношении эффект от зоны безвизового движения с Калининградом превзошел все ожидания. Спустя несколько месяцев после вступления в силу Соглашения между Россией и Польшей образ жизни Вармии, Мазур и Поморья стал меняться прямо на глазах. «Благодаря россиянам мы также некоторые вещи немного изменяем в своем сознании, например, для них уже иногда открываются магазины в воскресенье, для них эти магазины работают дольше, думаю, что это лучше и для нас», - заявляли в мэрии города Бартошице спустя год после введения МПП.

Упрощенная процедура пересечения границы стала мощным стимулом для развития, в первую очередь, розничной торговли. «За выходные через гданьские торговые центры проезжает в среднем около двадцати автобусов и несколько сотен частных автомашин с российскими номерами: у них есть один общий элемент - число «39», которое означает в Российской Федерации Калининградскую область», - писала Gazeta Wyborcza спустя менее полугода после вступления в силу безвизового режима. - "В один из недавних уикендов в Fashion House Center считали автомобили. Оказалось, что десять процентов покупателей были россиянами».

Помимо ритейла безвизовый режим дал стимул развитию приграничному туризму. «Мы отметили девятикратное увеличение числа гостей из России, которые пользуются услугами бюро туристической информации», - говорят в администрации Бартошице.

Взрывной рост посетителей из России сформировал целый сектор услуг по обе стороны границы: оформление карты МПП, организация шоп-туров в Польшу, обслуживание клиентов на русском языке.

Россия

Для России экономический эффект от упрощенного режима пересечения границы с приграничными воеводствами Польши не имеет практически никакого значения. Для неё важно другое. Интенсивное общение жителей Поморья, Вармии и Мазур с приезжими из Калининградской области в кратчайшие сроки разрушило у значительной части польского городского населения те этнические стереотипы и негативные образы русских (не России как государства, а именно её жителей), которые утвердились в общественном сознании за четверть века без регулярных человеческих контактов на бытовом уровне.

Об этом свидетельствует социологическое исследование CBOS, проведенное на территориях действия МПП спустя год после введения безвизового режима. Согласно результатам исследования, поляки убеждены, что россияне относятся к полякам более дружелюбно, чем Россия к Польше.

CBOS - один из крупнейших польских центров изучения общественного мнения

 

Характерные цитаты жителей польского приграничья.

«Скорее, не выделяются, то, что это россияне, можно было узнать только по их речи. Обычно мы узнаем, что это россияне, только когда они разговаривают, а так это нормальные люди» - таксист из Гданьска.

«Наши посетители - отличные клиенты. Россияне начали приезжать сюда пару лет назад, и с каждым месяцем их становилось все больше. Я помню, как мы поначалу боялись, будут ли они, например, соблюдать правила движения на автостоянке, как они будут себя вести. И что в итоге оказалось? Паркуются они, как надо, и вообще это очень милые, доброжелательные люди» - директор крупного магазина в Гданьске.

«Россияне, которые приезжают в Гданьск? Ну, они богатые. Это видно по тому, на каких машинах они ездят, например, Q7, мерседесы, ну, всякие, большинство ездит на дорогих машинах. В плохих я их никогда не видел. Но приезжают также на автобусах Калининграда, такие тоже есть» - житель Гданьска.

Малое приграничное передвижение неожиданно для России и тем более для Польши стало инструментом той самой «мягкой силы», о которой в последние годы так много говорят. Возможностью создавать позитивные ассоциации если не со страной, то с её народом точно.

Что касается межгосударственного уровня, то МПП – это высшее проявление улучшения  российско-польских отношений за те семь лет, что правительство Дональда Туска старалось перевести их на прагматическую основу. Польша как была, так и осталась враждебно настроенной к России страной, однако на уровне отдельных совместных проектов обнаружилось, что с поляками можно эффективно сотрудничать. Это открытие только оттенила провалившаяся в зародыше попытка создать аналогичную польской зону малого приграничного движения с Литвой: там дошло до того, что за разговоры о прагматических отношениях и лоббирование зоны безвизового движения с Калинанградской областью бывшего российского консула в Клайпеде обвинили в подрывной деятельности.

 

Калининградская область

За три года действия проекта карточку малого приграничного движения получило около трети жителей Калининградской области. Ни одно событие последних лет так не повлияло на образ жизни населения области. Малое приграничное перемещение отразилось на повседневности сотен тысяч людей без явной зависимости от их места проживания, уровня дохода или образования.

Можно ли сказать, что карточка МПП стала для жителей региона окном в Европу? Для части населения – да. Для калининградцев с доходами ниже среднего, не имеющих возможности ездить в Европу с шенгенской визой, для которых иногда даже бывает не по карману поездка в «большую Россию», малое приграничное движение с Польшей – панацея. И, если не считать окном в Европу возможность посещать дальнюю северо-восточную окраину ЕС, это все же преувеличение, то МПП, безусловно, является окном в европейский уровень сервиса и потребления.

Одной из причин успеха проекта стала существенная разница в ценах российских и польских товаров, притом, что польские товары зачастую сочетают более низкую цену с более высоким качеством, даже при нынешнем курсе валют. «Текущие покупки Калининград делает в соседнем Бранево (Braniewo), в бюджетном супермаркете Biedronka. Самые простые товары: молоко, йогурт, сыр, фрукты, сладости. На российской стороне за все это пришлось бы заплатить в два, а то и в три раза больше. В Гданьск ездят один-два раза в месяц за более серьезными вещами: одежда, игрушки, электроника, мебель», - пишет о произведенном эффекте Gazeta Wyborcza. Едва ли поляки, думавшие о развитии своего приграничья, заботились о благе калининградцев. Но МПП оказалось игрой с положительной суммой.

О произведенном эффекте Gazeta Wyborcza писала спустя год после начала эксперимента с приграничным движением.

Помимо приобщения к европейскому потреблению, МПП – это ещё и развитие культры, возможности которого для жителей российского эксклава ограничены в силу особой географии. Безвизовый режим открывает такие возможности: начиная с экскурсий по городам Трехградья и кончая концертами западных музыкантов.

В то же время сопоставимого по размерам туристического потока поляков в Калининградскую область не наблюдается – и это тревожный сигнал для региона, решившего сделать основой своей экономики развитие туризма.

Для поляков карточка МПП с правом безвизового посещения Калининградской области на практическом уровне означает поездки за дешевым российским бензином. Количество поляков, едущих в Калининград за бензином, несравнимо больше тех, кто стремится посетить Кафедральный собор и припасть к могиле Канта. Для Польши контрабанда бензина – обратная сторона замечательного во всем остальном упрощенного порядка пересечения российской границы. Но даже эта проблема – проблема роста.

 

Будущее МПП

До тех пор исключительно позитивные перспективы развития отношений между жителями российского и польского приграничья были поставлены под угрозу из-за событий на Украине. Весной прошлого года в Гданьске и Ольштыне прокалывали шины автомобилям с российскими номерами, российских покупателей на входе в туалеты и прочие торговые центры встречали портреты Путина в смирительной рубашке. В это время отмечается первый спад потока калининградцев, выезжающих в Польшу по карточке МПП.

Второй, значительно более мощный спад, связан с девальвацией рубля, сведший на нет всю разницу в ценах. Польский культурно-информационный центр в Калининграде пишет, что в 2014 году количество пассажиров, пользующихся МПП, по сравнению с 2013-м снизилось на 53%. Погранпереходом в Гжехотках в декабре 2014 года воспользовались в пять раз меньше граждан РФ, чем годом ранее. Малое приграничное движение переживает кризис вслед за российской экономикой.

На экономический кризис накладывается резкое ухудшение в отношениях двух стран из-за кризиса на Украине. С весны прошлого года по обе стороны границы звучат опасения отмены МПП. Эти опасения усилили недавние президентские выборы в Польше, которые выиграл представитель правоконсервативной и подчеркнуто антироссийской партии «Право и справедливость» Анджей Дуда. Тогда как весь прогресс в российско-польских отношениях, включая зону безвизового движения, был связан с проигравшей президентский пост партией «Гражданская платформа». Если этой осенью «ПиС» выиграет еще и парламентские выборы и сформирует правительство, перспективы МПП будут еще более туманны.

Впрочем, оптимизм внушает то, что опасения по поводу уничтожения безвизовой зоны высказываются не только по российскую, но и по польскую сторону границы. В экономическом плане МПП – безусловное достижение для польского северо-востока. Только это и дает основания рассчитывать, что вопреки неуклонно портящимся отношениям с Россией и смене власти в Варшаве игра с положительной суммой между Калининградом и польским приграничьем будет продолжена.


Читайте также