/ Калининградская область – Литва

Как Литва и Россия об МПП не договорились

Текущие кризисные отношения между Россией и ЕС ещё раз подтвердили, что Калининградская область может и должна настойчиво претендовать на роль региона-площадки для выстраивания диалога с нашими ближайшими европейскими соседями. То, что до сих пор ни в одну светлую или темную голову вершителей политики Москвы, Брюсселя и Варшавы не закралась идея отмены режима МПП между Калининградской областью и Польшей, безусловно, является главным показателем того, что наш регион способен быть мостом к сотрудничеству в любых условиях. И если этот потенциал на польском направлении используется, то на литовском он практически не задействован.

Сегодня может не каждый калининградец вспомнит, но ещё несколько лет назад совершенно реальной казалась возможность введения режима МПП с Литвой. Однако договориться так и не удалось, и тема эта была закрыта или, как сказал однажды генконсул Литвы в Калининграде Олегас Скиндерскис, «несколько заморожена».  

Конечно для России в целом этот «несколько замороженный» вопрос большого значения не имеет, иначе сложившаяся ситуация воспринимается из Калининградской области. Для Калининграда в силу географического положения вопросы внешнеполитического характера имеют особое значение. Любые обострения, к сожалению, уже хронически-напряженных отношений между Россией и нашими ближайшими соседями влияют на Калининградскую область, как с внутриполитической, так и внешнеполитической точек зрения. Поэтому обретение статуса устойчивой площадки приграничного диалога должно являться для самого западного региона РФ одной из важнейших задач.

Однако сложно быть площадкой приграничного диалога, когда условия для него отсутствуют, а состояние «замороженности» вопросов сотрудничества становится привычным. 

В свете этого, полезно было бы вспомнить, почему режим МПП между Россией и Литвой так и не стал реальностью, и подумать, возможно ли «разморозить» этот вопрос в обозримом будущем?

Сегодня полезно с ностальгией вспомнить о времени когда разговоры о либерализации визового режима между Россией и ЕС были чем-то заурядным. К сожалению, и в тот прекрасный период коренным образом ситуация по визовому вопросу не менялась, однако то, что об этом хотя бы говорили, само по себе вызывало надежду на прорыв.

В январе 2009 года Россия и Литва согласовывали первый вариант текста соглашения о местном приграничном передвижении с Калининградской областью. И всё выглядело достаточно многообещающим, несмотря на то, что с самого начала камнем преткновения стало нежелание Литвы открыть зону более 30-50 км. Здесь стоит заметить, что данная позиция всё же имела основания, так как в соответствии с предписаниями Европейской комиссии режим местного приграничного передвижения может распространяться только на 30 км (от границы), в некоторых исключительных случаях до 50 км. Однако как потом продемонстрировало соглашение об МПП России и Польши, у любого предписания могут быть свои исключения.

В январе 2012 года вопрос о режиме местного приграничного передвижения между Россией и Литвой был закрыт — литовский МИД сообщил, что переговоры по МПП с Калининградской областью прекращены по вине российской стороны.

Во внешнеполитическом ведомстве Литвы заявили следующее: «Мы не раз извещали о готовности возобновить переговоры на упомянутых условиях. Не понимаем, почему Россия не желает открыть Калининградскую область, пользуясь аргументами, которые противоречат Шенгенскому праву. Остаётся констатировать, что если бы был подписан текст договорённости, согласованный ещё в 2009 году, жители Калининградской области и соответствующих регионов Литвы уже несколько лет могли бы пересекать границу в упрощённом порядке».

Комментировать данную позицию не имеет большого смысла, так как за месяц до данного заявления Россия и Польша подписали соглашение об МПП, которое стало успешным примером того, что никакое Шенгенское право не способно мешать сотрудничеству заинтересованных сторон — в зону МПП вошли города Польши, отдаленные от границы почти на 150-180 км.

И МИД России ответил тогда на заявление литовской стороны так: «Мы приветствовали бы подписание аналогичного документа с Литвой, естественно, на тех же условиях, что и с Польшей. Эта позиция в Вильнюсе давно известна.

Однако приходится констатировать, что литовские власти по непонятным для нас причинам упорно отказывались и отказываются идти по варианту, на который нам удалось выйти совместно с польскими коллегами». 

Безусловно, взаимные обвинения это не способ прийти к консенсусу, однако очевидно, что несимметричные условия, выдвинутые Литвой к подписанию соглашения, были не слишком интересны России и Калининградской области. В 30-километровую зону режима приграничного передвижения таким образом не попадал ни один крупный город Литвы.

Очевидно, что переговоры необходимо было продолжать. Однако внешнеполитические условия в тот период сложились так, что для Литвы вопросы экономических выгод от введения режима МПП оказались не приоритетными — официальный Вильнюс пребывал не в лучших отношениях с Польшей, болезненно реагируя на сближение Москвы и Варшавы, начиналось строительство Балтийской АЭС, обостряющей отношения Литвы и России, кроме того в 2012 году после парламентских выборов в Литве изменилась политическая конъюнктура и так далее, и так далее. Возможно, Россия, столкнувшись с нежеланием Литвы расширить зону МПП до масштаба интересного нашей стороне, не проявила должной настойчивости и не сумела предложить взаимовыгодные условия.

Причин безуспешности переговоров России и Литвы по вопросу местного приграничного передвижения можно приводить много, однако сути это не изменит — соглашение подписано не было.

Впоследствии когда режим местного приграничного передвижения с Польшей стал приносить свои первые плоды, со стороны российских дипломатов стали звучать ненавязчивые призывы к возобновлению переговоров. Однако по заявлению посла России в Литве Александра Удальцова, официальный Вильнюс, даже имея возможность оценить реальную экономическую выгоду режима МПП на примере Польши, не выразил готовности к активизации переговорного процесса. «Внятного ответа от литовской стороны мы не дождались, поэтому пока он негативный. Это политическое решение руководства. Мы пытаемся объяснить, как это выгодно на примере Польши, и пытаемся подключать к решению вопроса различных людей по разным каналам. Будем мягко поддавливать», — отмечал посол в 2014 году.

В свою очередь официальный Вильнюс продолжал оперировать слабым аргументом нежелания России принять условия, предписанные Европейской комиссии к масштабу зоны приграничного передвижения.

В частности экс-министр иностранных дел Литвы Вигаудас Ушацкас, уже будучи в должности представителя Европейского союза в России неоднократно приводил в пример Вильнюсу успешность режима МПП, введенного с Польшей: «Литва и другие государства ЕС должны брать пример с Польши и Калининграда. Я слышал и видел только положительные отклики от такого режима», — заявлял Ушацкас. В таком духе политик высказывался неоднократно, однако данные призывы услышаны не были.

В текущих условиях, когда вопросы развития сотрудничества России и Литвы для большинства политиков по обе стороны кажутся неподлежащими обсуждению, говорить о возобновлении переговоров не приходится. Однако это не означает, что вопрос этот должен быть заморожен навсегда. И, возможно, наиболее заинтересованной стороной в «разморозке» переговоров является, прежде всего, Россия.

Тогда бывший губернатор Калининградской области Николай Цуканов заявил следующее: «Мы не страдаем от отсутствия МПП. С получением виз проблем никаких нет. Страдает от этого только экономика Литвы. Поляки вон довольны и аплодируют, а литовцы в этом плане обделены».

Частично губернатор прав: если мы и страдаем от чего-то, то явно не от отсутствия МПП с Литвой, тем более при текущем курсе евро.

Не прав Н. Цуканов в том, что акцентированно отмечал, что в режиме МПП с Калининградской областью якобы заинтересована исключительно Литва, а мы без этого режима жили и дальше проживем.

То, что мы проживем без МПП с литовской стороной и дальше сомнения действительно не вызывает. Однако не стоит трактовать МПП исключительно как облегченный режим для развития «челночества». Любые способы упрощения, либерализации визового режима должны трактоваться стратегически, на перспективу. Введение режима МПП с Литвой для региональных и федеральных государственных деятелей должно быть вопросом не открытия зоны для посещения торговых центров и аквапарков, а вопросом решения проблемы посещения Беларуси и остальной территории России жителями Калининградской области. Расширение зоны МПП с Литвой до белорусской границы при соответствующем соглашении с официальным Минском могло бы решить проблему автомобильного и железнодорожного транзита через Литву.

Говорить о том, что этой проблемы, отягощающей мобильность калининградцев якобы не существует, и она решена с помощью транзитных виз, выдаваемых россиянам в поезде, будет лукаво — почти каждый житель области, собравшийся в срочную поездку в Беларусь или на автомобиле в Россию испытывает на себе все прелести жизни в регионе, окруженном визовым режимом. Истории же о якобы поголовном обладании калининградцами действующими шенгенскими визами являются мифом.

Не нужно также забывать о том, что в отличие от Польши в Литве проживает большое количество наших соотечественников, для многих из них поездки в Калининградскую область после введения визового режима стали невозможными.

О том, сколько нужно потратить денег, нервов и сил гражданам Литвы для получения российской визы с целью посещения родственников в Калининградской области, мест памяти и просто в качестве туристов, у нас говорить не принято. А ведь миссия МПП, направленная на развитие человеческих контактов, является не менее важной, чем экономические вопросы.

Безусловно, достижение договоренностей, отвечающих интересам Калининградской области и России в целом в вопросе режима МПП с Литвой, предполагает последовательную переговорную работу, поиск и достижение компромиссов, взаимной выгоды, демонстрацию взаимоуважения и заинтересованности в сотрудничестве, и так далее. В текущих условиях представить себе российско-литовскую переговорную площадку крайне сложно, к сожалению, большая часть экспертов по данным вопросам и региональных политиков по обе стороны границы заняты не поиском новых форм сотрудничества, не работой над актуализацией отношений, а попытками соответствовать «линии партии», занимаясь бесконечными взаимными упреками.

Однако хочется верить, что это всё действительно временное явление (хоть и затяжное) и вопрос актуализации переговоров по выработке соглашения о режиме МПП между Россией и Литвой когда-нибудь снова вернется в официальную повестку, а первой политическую волю и мудрость проявит именно Россия.


Читайте также