/ Польша-Калининградская область

Местное приграничное недолюбливание

Швейцарский и португальский репортёры побывали в зоне действия МПП и узнали, насколько безвизовый режим смог вылечить польско-российские травмы. А точнее, почему не смог.

Тема Калининграда ворвалась в польские СМИ три года назад, когда своё действие начал договор о местном приграничном передвижении. Упрощённый режим пересечения границы поощрил поляков и русских к взаимным визитам в поисках того, что на той стороне покупать выгоднее. Таким образом, в течение пары месяцев сложились новые стереотипы: русского шоп-туриста и польского бензовоза.

Бурное увеличение количества русских покупателей в магазинах и торговых центрах Ольштына, Гданьска, а также городов поменьше, таких как Бранёво, Голдап и Бартошице, сразу заметили журналисты разных изданий.

Почти каждую неделю тот или иной польский информационный ресурс сообщал об очередных рекордах пересечения польской границы калининградцами.

К этому добавлялась ещё информация о потраченных русскими в Польше деньгах, посчитанная на основе обработанных польской таможенной службой чеков такс-фри. Просто сказка. Но эту сказку польские СМИ рассказывали в специфической военной манере. Вот два характерных заголовка этого периода: «Русские штурмуют Гданьск и окрестности. В польских магазинах дешевле» или «За покупками в Труймясто. Русские из Калининграда оккупируют польские магазины». На первый взгляд трудно даже поверить, что в статьях рассматриваются положительные стороны МПП и его результатов. Но эта военная составляющая журналисткой риторики указывает на ассоциации, которые сопровождают у поляков мысли о польско-русских отношениях. Поэтому не удивляет, что образ Калининграда как источника военной угрозы, или, по крайней мере, дестабилизации, всплыл на фоне конфликта в Украине. Мнения по Майдану, Крыму и Донбассу польского и российского общества в большей их части чётко разделились и это не могло не отразится на отношениях в польско-калининградской погранзоне.

 

Интерес европейских репортёров к МПП

О том, что чувства по обеим сторонам польско-российской границы похолодели, уже почти год назад писал репортёр «Новой Цюрихской Газеты» (Neue Züruchner Zeitung) Иво Мийнссен. Но, наверное, более интересным может показаться тот факт, что до Гданьска и Калининграда добралась журналистка из далёкой Португалии. В конце октября этого года в популярном португальском еженедельном журнале «Экспрессо» вышла статья Катии Бруно «Великан живёт рядом».

Швейцарский журналист в декабре прошлого года посетил Мамоново и Бранёво, но в его репортаже речь шла, главным образом, о Калининградской области и её проблемах.

Катия Бруно из Португалии приехала сначала в Гданьск, затем в Калининград. Её интересы сосредоточились на отношении поляков к близлежащей границе с Россией. Великан из заголовка это ведь не Польша в сопоставлении с Калининградской областью, а Россия, или, точнее, то, как соседство с российским Калининградом воспринимают поляки.

 

«Калининград. Прохладное соседство в Прибалтике»

Швейцарский журналист год назад в своей статье рисовал Калининградскую область и ее будущее в мрачных тонах. Из его репортажа следует, что последствия обвала курса рубля и санкционная политика отражаются на повседневной жизни калининградцев. Рост цен Иво Мийнссен называет драматичным, особенно с учётом падения уровня доходов жителей Калининградской области. Разница, как он пишет, по сравнению с Польшей большая. Даже в бедной польской приграничной зоне зарплаты в среднем в три раза выше, чем в Калининградской области (при этом автор не ссылается ни на какие официальные данные). В обход санкций, кроме бензовозов, на границе появились и мясовозы. Швейцарский журналист в своей статье пишет, что запрет на ввоз мяса из ЕС привёл к банкротству некоторых калининградских мясоперерабатывающих заводов. Но для торговли и ресторанов 20% мяса обеспечивает нелегальный оборот, именно эти мясовозы, прячущие товар в двойных полах.

Перечисляя проблемы Калининградской области, Иво Мийнссен называет перспективы экономического развития «мутными».

«Кризиса в Мамоново нельзя не заметить»,  пишет он. «В центре стоят запущенные кирпичные дома, ещё со времён, когда Калининград назывался Кёнигсбергом и был немецким. Рядом советские дома и когда-то известный рыбный комбинат, прославившийся на весь Советский Союз своими шпротами. Но сегодня объёмы производства значительно отличаются от тех, что были в советское время, да и само здание оставляет не очень благоприятное впечатление. Бранёво в Польше напоминает провинциальный город в Центральной Европе, с большим количеством магазинов и ухоженным Старым городом, правда, не очень красивым, но оживлённым».

Главная причина кризиса и неудач Калининграда, по мнению швейцарского репортёра, в слишком сильной зависимости от Москвы, а сейчас ещё и в необходимости конкурировать с Крымом за получение средств из федерального бюджета. Иво Мийнссен также иронично замечает, что Крым ещё является и средством, которое позволяет российской власти правильно канализировать возможное недовольство калининградцев. Массовые протесты, которые сопровождали отставку предыдущего губернатора, пишет журналист, сегодня немыслимы. Зато всё популярнее становятся размышления калининградцев о себе в категориях осажденной крепости, что поддерживается государственными СМИ.

Несмотря на всё это, отмечает автор статьи, повседневные польско-русские отношения остались конструктивными, а напряжение здесь сводится к нескольким отдельным случаям.

«Но тёплыми их тоже нельзя назвать», – пишет Иво Мийнссен и продолжает: «В Бранёво никто не говорит по-русски, а русские гости в ресторанах последовательно говорят на своем родном языке. Взаимопонимание остаётся рудиментарным и направленным на экономическую выгоду».

Год назад журналист швейцарского издания только намекнул, что поляки, даже те, кто получает прибыль от границы и МПП, недолюбливают русских. Сотрудница одной из польских приграничных гостиниц сказала ему, что русских здесь вообще не любят, несмотря на то, что на них ориентируется локальный бизнес.

 

«Великан живёт рядом»

Этот сюжет развивает в своей статье португальская журналистка Катия Бруно, замечая, что на границе напряжение между Польшей и Россией налицо. Усиление контроля, более частые обыски машин, специально обученные собаки – всё это, по мнению автора, усилилось после начала конфликта в Украине. И несмотря на то, что очаг войны далеко, где-то в двух тысячах километров от Гданьска, он отражается на отношениях на польско-российской границе. Об этом же год назад писал её швейцарский коллега.

Но Катия Бруно, в отличие от него, общалась, главным образом, с поляками, с целью получить комментарии о том, что увидела. Она побеседовала с польским историком Яном Данилюком, который честно признался, что, хоть это ему самому кажется нелепым, ещё в прошлом году он обзавёлся несколькими большими ёмкостями с питьевой водой.

«Не знаю, почему я это сделал», – говорит он журналистке и далее в ходе беседы утверждает, что любая конфронтация между Польшей и Россией маловероятна.

Но, несмотря на это, тема потенциальной российской агрессии беспокоит его каждый раз, когда он слышит о военных учениях, регулярно проводящихся в Калининградской области.

Польский историк обращает внимание португальской журналистки ещё на один интересный факт: «Польша – это единственная страна ЕС, которая граничит и с Украиной, и с Россией». Затем он ещё добавляет: «Я перманентно немного испуган. Не хочу сеять панику, но что-то происходит, а поляки находятся недалеко от этого всего».

На встрече с Яном Данилюком Катия Бруно узнает также, что образ России как угрозы укоренён в польской истории. В восприятии поляков нацизм и коммунизм – это были две стороны одной медали, а освобождение Красной Армией от немецкой оккупации он называет «горьким». «Русские не могут понять, почему мы не благодарны», – рассказывает дальше Данилюк, – «Они ведь нас освободили»! Но это, как он говорит, происходило ценой разрушения польских городов и гибели их жителей.

Португальской журналистке объяснений польского историка всё-таки не хватает. Она копает глубже и находит, как ей кажется, первопричину сложностей в польско-российских отношенях в том периоде истории, когда часть польской территории была подчинена Российской империи. Тогда, в ХIХ веке, знаменитый польский поэт Адам Мицкевич, который для поляков значит то же, что и Пушкин для русских, создал трагедию «Дзяды», в которой критически отзывается о России, её социальном и политическом порядках (кстати, стоит напомнить, что Мицкевич и Пушкин знали, уважали и переводили друг друга, даже если спорили между собой). Произведение Мицкевича стало символом противостояния поляков царской России, а в двадцатом веке – навязанной Советским Союзом коммунистической власти.

И именно с позиций этой, исторической, перспективы, как пишет журналистка, современные поляки смотрят на Россию и Путина.

Надо отметить, что редко иностранные журналисты обладают достаточно глубокими знаниями, чтобы актуальные процессы объяснять в столь широком историческом и культурном контексте. В этом плане португальская журналистка приятно удивила.

Лекарством от плохих воспоминаний стал на некоторое время проект МПП. Но лишь на некоторое... Первоначальную эйфорию и безусловный успех проекта скоро перекрыли политические, а затем и экономические проблемы. Сначала уже упомянутый украинский конфликт, а потом обвал рубля привели к внезапному снижению количества русских туристов в Польше. Кроме того, автор статьи напоминает инцидент с сопотским рестораном, который повесил на дверь объявление, что не обслуживает русских. На фоне политического кризиса всплыли старые обиды.

Угрозой для дальнейшего развития польско-российских отношений, в том числе и приграничных, Катия Бруно видит растущую популярность консервативных политических сил, особенно среди польской молодёжи. Она приводит исследования, согласно которым молодые люди в возрастной группе 18-24 года чаще всего декларируют, что не любят русских (56%). Информация, собранная португалкой, оказалась абсолютно верной. Именно молодые поляки проголосовали на октябрьских выборах за «Право и справедливость», партию известную своей анти-российской риторикой. 

 

Взгляд со стороны не всегда оказывается верным

В силу разных причин иностранные журналисты не всегда могут объектино оценить положение дел, но при этом всегда полезно посмотреть на себя со стороны. Картина Калининградской области, фрагментарно воссозданная в статье Иво Мийнссена, не утешает. Но особенно интересной оказалась статья португальской журналистки Катии Бруно. Она демонстрирует, что особенности польско-российских приграничных отношений волнуют не только нас, их участников по обе стороны границы, но также и, как минимум, журналистов даже из самых дальних уголков Европы.

Правда, в португальском репортаже не хватает, высказываний калининградцев в противовес польскому мнению.

Мы узнаём лишь, что проект МПП, в положениях которого прописано, что он должен способствовать развитию добрососедских отношений, воспринимается на польской стороне границы не слишком позитивно, несмотря на отношение к нему многих официальных лиц. Польское правительство, по крайней мере предыдущее, хвасталось МПП и ставило его в пример другим странам и регионам.

В польских СМИ безвизовый режим описывался, главным образом, как источник финансовой прибыли для локальных предпринимателей и торговцев. Катия выслушала тех, кто никакой непосредственной прибыли от МПП не получает: наемную сотрудницу польского магазина, в котором часто делают покупки россияне, студентку из приграничного Фромборка, которая участвовала в программе молодёжного обмена с Калининградской областью. Оказалось, что их опыт общения с русскими не изменил исторически заложенный негативный образ россиянина и, тем более, России, о которой они говорят как об угрозе.

Высказанные собеседниками Катии мнения противоречат энтузиазму польского приграничного бизнеса и локальных чиновников по отношению к проекту МПП.

Выясняется, что желание заработать стимулируется легко, но возбудить любовь к соседу намного труднее. А если учитывать ситуацию, описанную Иво Мийнссеном, то есть ухудшающееся экономическое положение калининградцев, вскоре может оказаться, что от МПП не останется ни дружбы, ни выгоды.

Иво Мийнссен из швейцарского издания «Новая Цюрихская Газета» пишет о развивающемся у жителей Калининградской области ощущении, что они живут в крепости, окруженной потенциальными врагами. Катия Бруно из португальского журнала «Экспрессо» показывает, что и полякам смирение и сотрудничество с соседом даётся непросто.

Сказка про местное приграничное передвижение так и не стала явью. Но сдаваться в выстраивании хороших соседских отношений ни в коем случае не надо.


Читайте также