/ Калининградская область

Бич калининградского бизнеса – трансакционные издержки

Трансакционные издержки для калининградцев обусловлены не только российскими законами, хотя и они имеют свои особенности, но и экономической ситуацией в сопредельных Литве, Польше и Белоруссии, а поскольку Литва и Польша члены Европейского союза, то и в ЕС, а так же политикой России в отношении этих стран.

Для начала немного теории: есть такое направление в экономике, которое называется институциональная экономика. Приверженцы институциональной экономики рассматривают экономическую жизнь как набор институтов – правил и писаных, и неписаных.

С точки зрения институционалистов многие процессы, происходящие в экономической жизни, определяются издержками трансакций, то есть той стоимостью, которую должен заплатить экономический субъект для того, чтобы провести сделку.

Любая сделка связана с правами собственности и для перехода права или его использования необходимо потратить ресурсы. Общая стоимость, которую составляют трансакционные издержки, складывается из ресурсов, потраченных на поиск информации, ведение переговоров, защиты прав собственности и заключения контрактов, а так же того, что называется оппортунистическим поведением, то есть неисполнения обязательств контрагентом. А еще всегда есть вероятность, что права могут быть нарушены, поэтому приходится нести затраты на защиту прав собственности.

Приведу простой пример, связанный с актуальной сейчас темой – введением платы за проезд по федеральным трассам. Мало получить и установить на автомобили прибор, дальше надо будет проводить работу по оплате, бухгалтерскому учету и оформлению платежей, тратить время на сверки. Вроде бы мелочи, но помножьте минуты затрат времени на количество операций и вы получите человеко-годы трудозатрат. Это выльется в дополнительные деньги, которые придется тратить перевозчику. Или вы считаете, что бухгалтерия безропотно позволит взвалить на себя дополнительную обузу.

Общение с государственной или псевдогосударственной структурой в нормальных фирмах всегда числится по разряду неприятных обязанностей.

Еще один пример – малый бизнес, который у нас поддерживают-поддерживают, а он не развивается. И тут наблюдается некоторый когнитивный диссонанс между чиновниками, которые говорят, что у нас с малым бизнесом все прекрасно и банкирами. Банкиры они ведь имеют самый большой опыт оценки издержек в нашей стране. Для того, чтобы выдать кредит банк должен убедиться, что кредит будет возвращен, а это возможно только в том случае, когда заемщик сможет работать дальше и не потеряет свой бизнес или свое имущество. Оценку трансакционных издержек российского малого бизнеса, по сути, дал глава ВТБ Андрей Костин на форуме "Россия зовет!". Он заявил, что сегодня малый и средний бизнес не востребован в стране, для него нет поля деятельности, и поэтому кредитовать такие компании бессмысленно. То есть уровень издержек, малого бизнеса банкиры оценивают как запредельный. Почему так происходит?

Иногда политкорректно эта проблема называется низким качеством институтов.

Наглядным примером воздействия трансакцитонных издержек является закрытие в 2006 году 35 калининградских предприятий, производивших куриный фарш. Все просто: фарш производился из куриного остова. Российские птицефабрики так детально курицу не разделывали, у них и так все расходилось, а в других странах это бросовый продукт, который можно купить дешево. Вот его и закупали, и перерабатывали на фарш. Эта небольшая отрасль развивалась очень успешно. Но вот на новый 2006 год российское правительство запретило беспошлинный ввоз в ОЭЗ ряда товаров, в том числе мяса птицы. В общем, производители готовы были платить таможенные платежи, только вот правительство позабыло определить новый порядок ввоза. Поэтому таможня просто прекратила пропуск сырья на территорию области. И отсутствие информации в силу умысла или от неумения привело к закрытию предприятий. Произведенный в Калининградской области куриный фарш занимал 14% рынка, предприятия остальных регионов России производили еще 2%, плюс импорт 84%. Но сейчас я не про импортозамещение, а про то, что порой трансакционные издержки становятся слишком высокими.

Особенность нашего региона в том, что в Калининградской области трансакционные издержки гораздо выше, чем в других регионах России. С чем это связано? На самом деле объяснение очень простое. Трансакционные издержки для калининградцев обусловлены не только российскими законами, хотя и они имеют свои особенности, но и экономической ситуацией в сопредельных Литве, Польше и Белоруссии, а поскольку Литва и Польша члены Европейского союза, то и в ЕС, а так же политикой России в отношении этих стран.

В развитых экономиках важным инструментом экономического развития и стимулирования предпринимательской активности является снижение трансакционных издержек.

Называется это по-разному – повышение прозрачности действий органов власти, снижение административных барьеров, но всегда направлено на уменьшение затрат времени, сил и денег у бизнеса и жителей страны.

То, что регион у нас маленький, а многие чиновники это выходцы из бизнеса, как правило, имеющего тесные связи с европейскими партнерами, несомненно, играет положительную роль. По отзывам бизнесменов, работающих не только в Калининградской области, но и в других регионах нашей страны, в нашем регионе вести дела с чиновниками проще. Правда, с другими странами лучше не сравнивать. Нет, конечно, Россия в мировом рейтинге Doing business продвигается вперед, но боюсь, что специалисты всемирного банка даже не представляют какой ад можно устроить бизнесу, если понадобится. Особенно страдает от этого малый бизнес, который не аффилирован с представителями власти.

Какие формы приобретают трансакционные издержки для предприятий Калининградской области лучше всего пояснить на примерах.

Пример первый: ноябрь 2014 года, на пограничных переходах в Калининградской области автомобили с литовскими номерами стали пропускать по 1-2 в час. Из-за чего по другую сторону границы скопились сотни автомобилей, перевозящих грузы для калининградских предприятий.

При этом официально сообщается, мол, все идет в штатном режиме, что характеризует отношение чиновников к предпринимателям...

В это же время срывались переговоры, поскольку не могли добраться до Калининграда партнеры из Литвы. Затраты, которые понесли предприятия области в этой ситуации, как раз и относятся к транскационным издержкам. Данный пример показывает, как граница может служить источником дополнительных затрат для бизнеса.

Пример второй: в конце того же 2014 года белорусская таможня задержала около 30 фур с продукцией предприятий Калининградской области, производящих телевизоры. Несколько автомобилей было  арестовано и продукция реализована в Беларуси. Тут надо отдать должное правительству области. В «дружественную» республику был направлен Дмитрий Чемакин, занимавший тогда пост министра промышленности области. В итоге значительную часть продукции удалось спасти.  Однако, в итоге: сроки поставок оказались сорваны, часть продукции конфискована. Вот такие трансакционные издержки.

Пример третий: в ответ на санкции руководство России ввело ограничения на поставку различных товаров. Многое в Калининградскую область ввозилось из других регионов страны. И тут на границе стали требовать целый набор дополнительных документов к товару, который идет по процедуре внутреннего таможенного транзита. Поставщики, к которым в условиях дефицита выстроилась очередь, не пожелали с этим возиться.

Пришлось калининградским бизнесменам ехать, договариваться с поставщиками, оформлять документы, сопровождать груз. В общем, тратить деньги.

Хотя для поставок в Калининградскую область это не новая проблема. Бизнесмены рассказывали, что некоторые предприятия в других регионах России, категорически не желают иметь дело с таможней, даже для оформления внутреннего таможенного транзита в нашу область, и готовы продавать свой товар только на условиях самовывоза. То есть они всеми силами стремятся снизить (трансакционные опять же!) издержки от общения с государством.

Пример четвертый: в этом месяце появились сообщения, что Белоруссия не пропускает пустые грузовики с калининградскими номерами в Россию. Официальные белорусские власти опровергали информацию, но она подтвердилась. То есть вы сидите, ждете груз из российского региона, а водитель фуры, которая за ним выехала, сидит в Белоруссии на границе.

В итоге транспортная компания, и ее клиент подсчитывают убытки, которые и относятся к трансакционным издержкам.

Конечно, хочется сказать, что высокие трансакционные издержки Калининградской экономики компенсируются чем-то, но пока не получается. Механизм, который давал перспективу развитию бизнеса любого масштаба в области прекратил свое действие 31 марта 2016 года. Условия федерального закона «Об особой экономической зоне» от 2006 года предназначены для бизнеса с масштабом, который выходит за пределы региона. У крупного бизнеса возможности гораздо шире, чем одна Калининградская область. Именно поэтому для региона важен малый и средний бизнес, который как раз очень чувствителен к трансакционным издержкам.


Читайте также