/ Калининград

Что нам могут рассказать памятники Калининграда?

Для Калининграда памятники архитектуры имеют достаточно большое значение, вокруг них то и дело возникают разного рода дискуссии. Но как часто мы задумываемся о памятниках, установленных в городе в советское время и устанавливаемых сегодня, по какому принципу они размещаются в городском пространстве и о чём они нам говорят?

Зачем Калининграду сквер Шопена? Я серьёзно. Что это, напоминание о прошедшем юбилее с подарками, соответствующими округлости даты? Нет, Шопен это не янтарная картина и не переливающийся всеми цветами радуги китайский фонтан (хотя этого добра в городе и так достаточно). Сам по себе памятник не поёт и не танцует, и производит вполне приятное впечатление, но это не отвечает на главный вопрос – почему мы здесь, в Калининграде, чтим память именно этого великого композитора?

 

Сквер Шопена на пересечении улиц Степана Разина и Коммунальной

 

Как пересечение улиц Степана Разина и Коммунальной, названиями своими отсылающим к чему угодно: от Парижской коммуны до проблем современного ЖКХ, высекает искру музыки и гармонии? Нет, в том, что Храм на ул. Комсомольской обрамлён улицами Чекистов и Карла Маркса, есть какой-то смысл, но что связывает Стеньку Разина и Шопена?

Если оказаться в Риге или Вильнюсе, то поражает с какой жёсткостью и непреклонностью «маленькие, но гордые» прибалтийские демократии относятся к конструированию своей исторической памяти складывается ощущение, что все дворы и скверы расписаны наперёд. Даже  среди пламенных борцов за дело свободы возникает очередь какой  герой будет вбиваться в нашу историческую память первым. Чужим здесь не место. И это правильно, наверное.

Правда и у нас последнее время преимущество отдаётся идеологически выверенному содержанию памятников.

Есть очевидно удачные повороты сюжета исключительно положительно следует оценить установление в Калининграде памятника героям Первой мировой войны.

И даже то, что монумент, установленный на Гвардейском проспекте, напоминает одновременно скульптурной группой что-то московское про революцию 1905  года, а барельеф на постаменте очевидно отсылает к иконографическому сюжету положения во гроб, всё это смотрится вполне естественно и органично. В конце концов, с людьми надо говорить на языках им понятных.

 

Памятник героям Первой мировой войны

 

С историческими памятниками Калининграда, посвящёнными конкретным событиям или профессиям, как правило, всё более менее ясно: и сюжет, и причина появления в том или ином месте. Так, например из недавнего, памятник «Судостроителям Калининграда» не вызывает вопросов: понятно почему он установлен в этом месте и в это время.

Однако в порыве энтузиазма нам как-то довольно часто отказывает чувство меры.  

Зайдите в Парк Победы, который, дублируя калининградский пямятник 1200 гвардейцам, в каком-то смысле избыточно тавтологичен. И самое неприятное по нему очень хорошо видно, что память наша длинна настолько, насколько хватает финансирования. Пройдите вглубь и ответьте,  какое отношение к победе имеют заросшие дорожки и одинокие фонари в конце концов это Парк Победы, или место, чтобы играть в Нарнию?

 

Парк Победы. Обратная сторона медали

 

Или, зачем в Калининграде ТАКАЯ улица Павла Флоренского? То есть того, что он принял мученическую смерть на Соловках, нам недостаточно, видимо, мы мстим ему за то, что он писал о Канте? Улица Ивана Сусанина хотя бы упирается в болотце, здесь хоть какой-то смысл есть. Но Флоренскому за что всё это?

Павел Флоренский русский философ, считавший философию Канта лицемерной и лукавой, а самого Канта – «столпом злобы богопротивныя».

 

Улица Павла Флоренского

 

Если попытаться понять, что происходит с городской средой, то мы увидим картину интересную для заезжего антрополога, но убийственную для местного культурного ландшафта. Нет, по отдельности каждое новое здание в городе, каждый новый калининградский памятник претензий не вызывают в той же почти теперь недоступной Европе и пострашнее есть, но в чём мы действительно впереди планеты всей, так это в искусстве запивать солёные огурцы молоком, ну, или, если вам приятней будет слышать, в особой склонности к эклектике, в которой, по неведомым мне соображениям, только и может успокоиться мысль наших градоустроителей.

Зуд мемориализации настолько силён, что мы умудряемся ставить памятники там, где они уже стоят, взбивая остатки связного культурно-исторического текста в адский постмодернистский смузи.

Пример. Памятник пионерам океанического лова, тот, что рядом со спорткомплексом «Юность», и тот, что во времена моей юности именовался «памятником разбитой бутылке». Можно по-разному относиться к советской архитектуре, но этот комплекс, а это несомненно и в культурном, и в историческом плане комплекс, един и даже уместен. Юность и пионеры, пусть и не те, а другие, всё-таки лежат в границах одного семантического поля. Ну, то есть этот текст, проще говоря, написан на одном языке.

 

Памятник пионерам океанического лова

 

А что происходит дальше? А дальше происходит катастрофа и под парусами вырастает фигура Николая Чудотворца. Нет, ничего катастрофического в самом Николае нет. Он покровитель мореплавателей, он то, он сё, он, в конце концов, Санта-Клаус в других, не столь совершенных как наш, мирах. Но неужели не очевидно, что сведение в одной точке двух даже не памятников, но языков, культурных кодов, слов тут много можно подобрать, так вот неужели непонятно, что это обессмысливает оба языка профанируется не только советская идея труда как подвига, но и всё, что связано с образом новоиспечённого Кольки-пионера?

 

Памятник Николаю Чудотворцу

 

Проблема, кстати, серьёзнее, чем кажется в борьбе завиральных идей: первой, что Калининград это Кёнигсберг, и второй про то, что город наш православнее самого православия, мы затираем главное.

Калининград город советский. И сердце его советское, солдаты его штурмом брали советские, и руки его из руин поднимали советские.

Я помню, когда на Пасху красили сами знаете что калининградскому «памятнику Быкам» и это не тянуло на двушечку.

Зачем уничтожать память о том, что было? Правда, зачем? Не знаю, тут ведь даже ничего не построили: ни магазина, ни дома на сто этажей. Не ради выгоды, выходит, а от души? В общем научили дурака молиться. Опять. Ну что, бывает. Хотя, конечно, лучше бы перенесли туда калининградский памятник «Мать Россия», или памятник Ленину, или единственный памятник Калинину в Калининграде, то есть всех «наших». И то не так страшно было бы.

Почему-то бизнесмены с комсомольским прошлым активно жертвуют на храмы, но избегают вспоминать о том, на чём их таланты так бурно расцвели. Я понимаю, что говорить о людях труда сейчас как-то неудобно, ведь окажется, что советский Калининград это не только унылые пятиэтажки, которые когда-то придется снести это и образование, это и идея социального равенства, справедливости, всего того, что не продаётся в нынешних магазинах. Увековечивать это значит клеймить самого себя. Ну нет, мы лучше ещё один храм построим. Впрок.

Но если такими темпами пойдёт, то мы так до дыр затрём свою память, и уже забудем, что было с нами на самом деле, а что существовало только в фантазиях.

И тогда выяснится, что самый главный памятник Калининграду уже стоит в Центральном парке. И будет город, словно калининградский памятник Мюнхаузену, то есть всё вокруг есть, а его самого нет.


Читайте также