/ Калининград

Рыбная деревня: гордиться или стыдиться?

Десять лет назад, весной 2006 года, началось строительство, пожалуй, самого противоречивого архитектурного проекта постсоветского Калининграда.

В нашем городе есть одно любопытное правило. Если ты находишься в приличной компании претендующих на интеллигентность людей, и речь заходит об архитектуре, ни в коем случае нельзя хвалить Рыбную деревню. Это абсолютное табу. Бить нарушителя, конечно, никто не будет, но ярлык ничего не понимающего в прекрасном человека на него приклеят. Положительно отозваться о Рыбной деревне в беседе с местным художником, архитектором, журналистом, культурологом и т. д. – это все равно, что признаться  поклоннику Генделя, что на самом деле тебе очень нравятся песни Аркадия Укупника и группы «На-На».

С другой стороны, если невзначай заметить, что к восточнопрусской архитектуре этот китч не имеет никакого отношения, если снисходительно посмеяться над нелепым маяком и назвать квартал дешевой декорацией, то можно произвести впечатление умного, тонко чувствующего, глубокого человека с обширными познаниями в разных сферах.

Словом, если бы существовал приз за самый неудачный  архитектурный проект постсоветского Калининграда, местный бомонд определенно проголосовал бы за Рыбную деревню.

Вместе с тем она, похоже, единственный претендент на приз «зрительских симпатий», поскольку популярность её среди широких масс населения просто зашкаливает. Ежедневно туда приходят тысячи калининградцев и гостей города. Они гуляют, фотографируют, покупают сувениры, сидят в ресторанах. За прошедшие десять лет Рыбная деревня стала одним из символов города, его визитной карточкой. По сути это единственный построенный после войны объект, который может соперничать по популярности с Кафедральным собором, башней Дона, Королевскими воротами и другими сохранившимися немецкими памятниками архитектуры.

Можно сколько угодно демонстрировать презрение к Рыбной деревне, но куда деваться от того факта, что её изображение чуть ли не самое популярное в  интернете по теме «Калининград»? Люди специально планируют поездку сюда, чтобы посмотреть на Рыбную деревню. И относится это не только к далекой от искусства публике. В прошлом году, будучи по делам в Москве, я познакомился там с одной из ведущих журналисток Санкт-Петербурга, которая специализируется на материалах о культуре. Узнав, что я из Калининграда, она призналась, что давно мечтает побывать в нашем городе, чтобы увидеть что-нибудь из немецкого архитектурного наследия. «Например, это», – сказала она и показала мне на своем смартфоне фотографию Рыбной деревни.

Среди не местных архитекторов тоже часто можно встретить поклонников этого комплекса.

Например, вице-президент Союза архитекторов России Максим Петров, посетив несколько лет назад Рыбную деревню, сказал, что при общем скептическом отношении к новоделу, конкретно этот ему очень нравится.

Поэтому он рекомендовал бы калининградцам застраивать город именно в таком ключе. Однако его совету калининградская элита (в смысле те люди, которые принимают здесь решения) не прислушалась. Рыбная деревня будет расширяться. Но строить новые здания предполагается совсем в другом стиле.

Летом прошлого года были подведены итоги проводимого местным отделением Союза архитекторов конкурса проектов Рыбной деревни-2, победу в котором одержал белорусский специалист Сергей Фурдуй, предложивший сделать «нарезку» шпайхеров, напоминающих своей формой немецкие портовые склады-дома с современными, по сути, фасадами. С одной стороны новая Рыбная деревня отсылает нас к Кёнигсбергу, к Ганзейскому союзу, а с другой – открещивается от всего этого. «На дворе двадцать первый век, – как бы говорит нам Фурдуй. – И в нем не место старомодным кренделькам и завитушкам».

 

Рыбная деревня-2 в Калининграде. Проект Сергея Фирдуя

Проект Сергея Фурдуя. Рыбная деревня-2. Вид со стороны Преголи. 

Рыбная деревня-2 в Калининграде

 

Рыбная деревня-2. Вид со стороны Октябрьской улицы.

 

Рыбная деревня-2 в Калининграде

 

Рыбная деревня-2. Вид от Юбилейного моста.

Не нашлось им места и в проекте «Многофункционального комплекса» , который сейчас активно строится на берегу Преголи, рядом со СК «Юность».

Земля под застройку ООО «Ластадие» была выделена еще несколько лет назад, проект неоднократно менялся. Но теперь вроде как выработан окончательный вариант. Если присмотреться, то можно увидеть определенное сходство между ним и проектом Рыбной деревни-2. По словам архитектора Виталия Русаковича, при проектировании  объекта ставилась задача сохранить историческую преемственность застройки этой территории.

Поэтому секции комплекса отдаленно напоминают стоявшие в этом районе Кёнигсберга шпайхеры. При этом фасады у них – современные.

Как удалось узнать, в комплексе будет отель примерно на 150 номеров, рестораны, магазины и даже что-то вроде частной галереи.

Первоначально предполагалось возвести рядом с отелем мост через Преголю, но сейчас, насколько известно, так вопрос не стоит. Зато в планах – строительство небольшого речного вокзала. В целом Русакович надеется, что новый комплекс создаст  общественное пространство, которое будет похоже на то, которое существует сейчас в Рыбной деревне. То есть получается, что этот новый комплекс претендует на то, чтобы стать своего рода Рыбной деревней-3.

 

Многофункциональный комплекс на берегу Преголи. Проект Виталия Русакович

Многофункциональный комплекс на берегу Преголи рядом со спорткомплексом «Юность».

Многофункциональный комплекс на берегу Преголи. Проект Виталия Русаковича

 

Многофункциональный комплекс.

 

Многофункциональный комплекс на берегу Преголи. Проект Виталия Русаковича

 

На берегу Преголи около СК «Юность».

…Нужно сказать, что ни белорусский архитектор Фурдуй, ни его калининградский коллега не изобрели новый стиль. Такой прием часто используется в Европе, например, в соседнем с нами Гданьске.

Но там подобного рода здания часто соседствуют с восстановленными один в один и потому как бы растворяются в старом городе. У нас же предполагается построить отдельно стоящие кварталы, которые многими, боюсь, будут восприниматься просто как комплексы современных зданий, и поэтому я испытываю большие сомнение по поводу того, что они смогут снискать такую  народную любовь, какую снискала ныне существующая Рыбная деревня.

Возможно, они заслужат похвалы со стороны специалистов (и  скорее всего – по делу), но центром притяжения туристов им, похоже, не стать.

Ведь люди едут в Калининград не современную архитектуру смотреть. Они едут сюда за Кёнигсбергом. И Рыбная деревня создает иллюзию, что он здесь-таки есть. Да, согласен, это выдуманный, лубочный Кёнигсберг. Но лучше, наверное, такой, чем никакого.

Что касается калининградцев, то они тоже испытывают  потребность в псевдо-исторической архитектуре.

Как бы это ни казалось странным, многие из них либо никогда не бывали за границей, либо были там всего несколько раз. Для кого-то такие поездки слишком дорогое удовольствие, кто-то никак не соберется оформить заграпаспорт, кого-то не отпускают домашние дела. Думаю, не стоит придавать большого значения официальной статистике пересечения границ области, где цифры впечатляют – счет идет на миллионы. Но на самом деле ездят, по большому счету, одни и те же люди. Большинство же радуется возможности прийти на выходные в Рыбную деревню и на какое-то время оказаться в Европе – такой, какой они себе её воображают.

…Складывается впечатление, что десять лет назад в Калининграде интуитивно был нащупан верный архитектурный путь, и по нему надо было идти, исправляя по ходу дела самые очевидные ошибки, то есть, делая реплики старых зданий более качественными и более достоверными.

Однако на каком-то этапе мы решили свернуть на другую дорогу, подвергнув сделанное прежде осмеянию. Причем осмеянию довольно жесткому, злому. И по большей части не заслуженному. В городе и области за последнюю пару десятков лет появилось множество архитектурных недоразумений, но ни на одно из них – ни на «Викторию» у Южного вокзала, ни на «Кловер-центр», ни на гостиницу «Ибис», ни на ТЦ «Плаза» не было вылито столько желчи и яда, сколько на Рыбную деревню.

Можно сказать, что  местная интеллигенция (главным образом творческая) одержала над ней победу. Как бы только она не оказалась пирровой…