/ Москва

1806-07. Разведка боем перед Бородино, или Наполеон на берегах Балтики

Граничащая со славянскими землями Восточная Пруссия сыграла значительную роль и в истории славян. В частности – в истории России, частью которой она сегодня является.

Первое вхождение Восточной Пруссии в состав России состоялось еще в 1758 г., во время Семилетней войны. Всё население провинции, включая великого философа Иммануила Канта, было приведено к присяге русской императрице Елизавете Петровне. Останься провинция в составе России – вся история не только России и Германии, но и Европы и мира пошла бы по-другому (для нас – гораздо лучше, чем получилось в реальности). Увы, в 1762 г. Петр III совершил прямое национальное предательство, вернув Фридриху все русские завоевания и подарив ему, по сути, победу в Семилетней войне.

Менее чем через полвека русские снова оказались в Восточной Пруссии, только уже при совсем других геополитических обстоятельствах. Теперь Пруссия была нашим союзником, впрочем, по сути, бывшим. В 1805 г. Наполеон разгромил русско-австрийские войска под Аустерлицем, а в ходе кампании осени 1806 г. нанес сокрушительное поражение Пруссии, уничтожив ее армию и заняв почти всю территорию этой страны всего за три недели. Незанятой оставалась лишь Восточная Пруссия. Сюда и двинулся Наполеон. И встретился с русской армией, восстановившейся после поражения годичной давности.

В то время воевать зимой было не принято, однако восточно-прусская кампания 1806-1807 гг. стала исключением.

Стороны не посчитали нужным уходить на зимние квартиры, в декабре 1806 г. произошли первые, пока еще ограниченные бои между отдельными корпусами и дивизиями двух великих армий, причем эти бои неизменно заканчивались вничью. Наполеон надеялся сразу окружить и уничтожить русскую армию, но ничего не получилось. Более того, русские сумели захватить приказ Наполеона с планом кампании, правда, не смогли всерьез им воспользоваться. После серии сложных маневров в очень тяжелых погодных условиях (то сильные морозы, то оттепель и непролазная грязь) и серии "ничейных" боев в начале февраля армии сошлись у городка Прейсиш-Эйлау (ныне Багратионовск Калининградской области). Силы сторон были примерно равны. Правда, полководческий талант генерала Беннигсена, командовавшего русскими войсками, с талантом Наполеона был явно несравним. А вот по прочим боевым качествам противники были вполне равны. Уравнивание могло бы стать полным, если бы казаки захватили в плен Наполеона и его ставку (это чуть было не произошло вечером 7 февраля 1807 г.), но французские гвардейцы сумели отбить своего императора.

Генеральное сражение, в начале которого стороны имели по 75 тыс. чел. и 450 орудий, началось утром 8 февраля в сильнейшую метель, что резко снижало видимость и мобильность сторон. В начале сражения корпус маршала Ожеро, заблудившись в метели, нарвался на 70-пушечную русскую батарею и был практически полностью уничтожен ее огнем. Русская пехота начала "продавливать" центр французской позиции и почти добралась до ставки Наполеона. Второй раз за одни сутки император оказался под угрозой русского плена, но гвардейцы вновь его отбили. В ответ Наполеон нанес удар силами всей своей кавалерии (более 12 тыс. всадников) под командованием Мюрата. Ни одна армия в мире такой атаки сдержать не могла. Русский центр поначалу тоже был смят.

Тем не менее, французская атака захлебнулась, напоровшись на русские штыки. Погибло более 1,5 тыс. французских кавалеристов, остальные повернули назад.

В середине дня к французам подошло самое сильное подкрепление – корпус маршала Даву. Он смял левый фланг русской армии, поставив ее под угрозу окружения. Ситуацию спасла артиллерия под командованием генерала Ермолова (будущего покорителя Кавказа), остановившая корпус Даву. Затем на помощь русским подошел корпус прусского генерала Лестока (это было всё, что осталось к тому моменту от прусской армии), который способствовал восстановлению положения. После этого сражение свелось к артиллерийской канонаде, которая прекратилась лишь глубокой ночью, когда стороны перестали видеть друг друга.

Ночью Беннигсен отдал русской армии приказ на отход с поля боя, что позволило Наполеону провозгласить свою победу. Однако французский император прекрасно понимал, что никакой победы он не одержал. Сражение, как и предыдущие бои этой кампании, закончилось вничью, с примерно равными потерями (по 20 - 25 тыс. убитыми и ранеными). Когда после сражения Наполеон объезжал войска, впервые в своей карьере вместо "Да здравствует император!" он услышал "Да здравствует мир!"

Впервые столь желаемое Наполеоном генеральное сражение не дало ему ничего, кроме огромных потерь.

Более того, после Прейсиш-Эйлау впервые начались проблемы при рекрутских наборах во Франции, приходилось набирать всё более молодых солдат, при этом началось массовое уклонение от призыва. Пришлось вербовать иностранцев (немцев, итальянцев, поляков), которые, как правило, годились лишь для тыловой службы.    

Тем не менее, к концу весны 1807 г. Наполеон добился двойного численного превосходства над русскими – около 230 тыс. против 115 тыс. В начале июня произошли два очередных "ничейных" сражения – под Гутштадтом и Гейльсбергом. Пожалуй, ни одна кампания в военной истории не знает такого количества "ничьих", как восточно-прусская 1806-1807 гг. В ней действительно сошлись две лучшие армии мира, поэтому превосходство лично Наполеона над конкретным Беннигсеном никак не могло обеспечить французам победы. Тем не менее, кампания всё же завершилась в их пользу благодаря второму генеральному сражению - у Фридланда (ныне Правдинск той же Калининградской области) 14 июня 1807 г.

В этом сражении французы имели численное превосходство, но не принципиальное – 80 тыс. против 60 тыс. Гораздо хуже было то, что русские по воле своего невыдающегося командующего заняли крайне неудачную позицию, которую пополам разрезал глубокий овраг, а за спиной была еще более глубокая река Алле. Кроме того, вся позиция русских была прекрасно видна Наполеону, русские же совершенно не видели расположения французов.

В начале сражения русские пытались наступать, но успеха это не принесло. Уже перед самым закатом французы начали контратаку, которая завершилась полным триумфом. Русские войска были сброшены в Алле, только их исключительное упорство спасло армию от полного уничтожения. Тем не менее, сражение под Фридландом стало крупнейшим поражением русских от Наполеона за всю историю войн с ним (формально крупнее был Аустерлиц, но там мы разделили поражение с австрийцами, а здесь проиграли в одиночку). Потери русских составили не менее 20 тыс. убитыми и ранеными, французов – примерно 8 тыс. При этом пленных практически не было (для сравнения – в 1806 г. в Пруссии французы захватили более 100 тыс. пленных, еще около 50 тыс. пруссаков дезертировало).   

Русские войска отошли на свою территорию, после чего в начале июля был подписан Тильзитский мир на французских условиях, впрочем, не слишком обременительных (ныне Тильзит называется Советском, поэтому и мир можно было бы теперь называть советским).

Франция присоединила почти половину Пруссии, Россия стала как бы союзником Франции в войне с Англией, хотя никаких практических последствий этот союз не имел (если не считать победы России над Швецией в войне 1808-1809 гг., но это уж очень косвенное следствие). Кроме того, что через пять лет война пришла на нашу собственную землю. Впрочем, в этом изначально никто и не сомневался.

Восточно-прусская кампания 1806-1807 гг. сегодня в России, разумеется, прочно забыта. Между тем, она имела огромное военное значение. Хотя Россия ее и проиграла, но продемонстрировала, что только она была способна воевать с Наполеоном практически на равных. При этом, впрочем, русская армия понесла очень значительные потери, была выбита большая часть суворовских "чудо-богатырей". С другой стороны, и французская армия именно в этой кампании лишилась лучших своих солдат, прошедших с Наполеоном через все его предыдущие триумфы. Качество обеих армий резко упало, но они всё равно остались лучшими в мире. И на войну 1812 г. их еще хватило. А вот после нее, понеся новые огромные потери, причем вновь потеряв лучших, обе страны и их армии с разной скоростью и по разным траекториям двинулись к своему закату. Слишком дорого стоили им Аустерлиц, Прейсиш-Эйлау, Фридланд, Смоленск, Бородино, Малоярославец, Лейпциг, Дрезден.


Читайте также