/ Балтийское море

Большие потери ради общей Победы – Балтийский флот в период Второй мировой

Балтийский флот – гордость Калининградской области. Все жители региона так или иначе соприкасаются с ним. Военно-морской парад, который ежегодно проводится в День ВМФ (последнее воскресенье июля) на главной базе флота – в Балтийске – считается одним из главных местных праздников. Но все ли мы знаем об истории БФ, в частности, о вкладе моряков-балтийцев в Победу над немецким фашизмом в период Второй мировой войны?

1941

К началу Великой Отечественной Балтийский флот представлял собой очень значительную силу. В его составе было: 68 подлодок, 2 линкора, 2 крейсера, 2 лидера, 19 эсминцев, 2 канонерские лодки, 7 сторожевых кораблей, 4 минных заградителя, 24 тральщика, 95 торпедных и сторожевых катеров. С началом войны флот еще увеличился за счет мобилизованных гражданских судов, которые использовались в качестве канонерских лодок (далее – канлодок), сторожевых кораблей и катеров, минных заградителей (далее – минзагов) и тральщиков.

Начало войны оказалось для БФ таким же катастрофическим, как и для РККА в целом.

Отчасти флот страдал от того, что стремительно отступала армия, сдавая военно-морские базы и сокращая радиус и время подлета немецких бомбардировщиков. Но и сами моряки воевали, мягко говоря, не очень хорошо. В качестве наиболее вопиющего примера можно привести бой 6 июля 1941 г. эсминцев «Сильный» и «Сердитый» против немецких плавбазы MRS-11 и тральщика М-31. С точки зрения соотношения боевых потенциалов это было противостояние двух боксеров (советские эсминцы) и двух мальчишек (немецкие корабли). В результате, однако, немецкие корабли не получили никаких повреждений, а советские эсминцы чудом уцелели после попадания немецкого снаряда в сложенные на корме одного из них мины.

В августе противник подошел к главной базе флота – Таллину, которая по совершенно непонятным причинам не была заблаговременно эвакуирована. Переход БФ в Кронштадт 27-30 августа по сплошным минным полям под непрерывными ударами немецкой авиации и торпедных катеров стал самой большой катастрофой за всю историю отечественного флота (гораздо хуже Цусимы). Были потеряны: 2 подлодки, 5 эсминцев, 1 канлодка, 3 сторожевика, 5 катеров, 44 транспортных и вспомогательных судна. Число погибших не установлено до сих пор, но оно явно превысило 10 тыс. человек. Немцы потеряли всего 3 самолета.

Всего в 1941 году БФ потерял (с учетом мобилизованных судов): 25 подлодок, 1 линкор (хотя он «не совсем погиб», речь об этом ниже), 1 лидер, 16 эсминцев, 2 канлодки, 6 сторожевиков, 2 минных и 1 сетевой заградителей, 48 тральщиков, 1 бронекатер, 24 торпедных и 31 сторожевой катера. Потери же противника на Балтике были совершенно не сопоставимы с нашими. Советские подводники потопили: 1 подлодку противника и 1 транспорт вместимостью 3784 брт, летчики – 1 малый тральщик, а торпедные катера – еще один малый тральщик и 1 сторожевик (мобилизованный траулер). Соотношение просто запредельное.

Тем не менее, именно в 1941 г. БФ, а в его лице и весь ВМФ СССР в целом, единственный раз за всю войну решили задачу стратегического характера, причем чрезвычайно успешно.

Их артиллерия – 305-мм пушки линкоров, 180-мм крейсеров, 130-мм эсминцев – стала тем самым «ломом», против которого у немцев не нашлось приема. По сути, именно крупные надводные корабли Балтийского флота, ведя огонь по немецким войскам прямо из Кронштадта и с Невы, не позволили немцам осенью 41-го взять Ленинград, падение которого могло бы обернуться совершенно непредсказуемыми последствиями вплоть по общего проигрыша войны (эта тема требует отдельной статьи). Впрочем, немцы попытались уничтожить корабли с помощью авиации. Первая серия воздушных ударов по Кронштадту была нанесена в конце сентября 1941 г. Формально они оказались очень успешными – были потоплены линкор «Марат» и лидер «Минск». Однако «Минск» вскоре был поднят и возвращен в строй, а «Марат» сел на грунт в гавани Кронштадта и до января 1944 г. использовался в качестве артиллерийской батареи: 9 из 12 его 305-мм орудий продолжали успешно уничтожать немецкие войска. Вторая серия ударов наносилась в конце апреля 1942 г., однако на этот раз вообще ни одного советского корабля немцы потопить не смогли.

Успешно работая по берегу, БФ, зажатый в Кронштадте и Ленинграде, практически утратил возможность воевать на море.

Немцы с июня 1941 г. непрерывно заваливали Финский залив тысячами мин, делая его совершенно «непроходимым». Поэтому действия надводных сил свелись к боям советских катеров с финскими и немецкими катерами в шхерах восточной части Финского залива.

 

1942

За 1942 г. БФ потерял: 2 канлодки, 2 сторожевика, 12 торпедных и 9 сторожевых катеров, 8 тральщиков. При этом советские торпедные катера потопили 1 немецкий сторожевик, летчики – другой сторожевик и малый тральщик, т.е. соотношение потерь осталось катастрофическим для нас.

Правда, активно действовал в 1942 г. на Балтике советский подводный флот. Ценой потери 12 подлодок он потопил, как минимум, 20 транспортов (общей вместимостью 47527 т) и 2 шхуны. Из этих транспортов шесть принадлежали нейтральной Швеции, т.е. советские подводники как бы нарушали законы ведения войны. Правда, все шведские транспорты везли в воюющую против нас Германию важнейший стратегический груз – железную руду. Поэтому их нейтралитет был очень условным. По сути, до 1945 г. Швеция была невоюющим союзником Германии.

Хотя потери от действий советских подлодок составляли незначительную долю от общего объема морских перевозок, для немцев они были всё же весьма неприятны.

Поэтому Финский залив завалили минами до окончательной непроходимости.

 

1943

В 1943 г. БФ лишился 5 подлодок, при этом ни одна из них в Балтику не прорвалась и, соответственно, ничего не потопила. Кроме того, флот потерял: 1 канлодку, 6 тральщиков, 7 торпедных и 9 сторожевых катеров. В ответ на это наши торпедные катера потопили 1 финский минзаг. Правда, немного успешнее стала действовать советская авиация. Она в 1943 г. потопила: 1 сторожевик, 1 плавбатарею, 3 торпедных катера, 3 транспорта и лихтер общей вместимостью 8567 брт. Успешно помогая сухопутным войскам в обороне, флот полностью от них зависел в плане наступательных действий. Здесь ситуация радикально изменилась в 1944 г.

 

1944

В январе 1944 г. советские войска (опять же, при значительном содействии артиллерии БФ) полностью сняли блокаду Ленинграда, а в июне развернули наступление против Финляндии. Эта страна в чисто военном плане была наиболее дееспособным (точнее – единственным дееспособным) союзником Германии. Однако фактический лидер Финляндии Карл Маннергейм, бывший офицер Русской Императорской армии, на протяжении почти всей войны очень успешно саботировал все совместные с вермахтом наступательные операции за пределами границ своей страны до 1940 г., а после Сталинграда думал только о том, как «соскочить» с наименьшими потерями.

После того, как советские войска вновь вышли к границам 1940 г., Финляндия 2 сентября 1944 г. капитулировала перед СССР, а с 15 сентября начала полномасштабные боевые действия против оставшихся на ее территории немецких войск.

Через финские базы и фарватеры БФ вновь получил выход в Балтику. Благодаря этому, за последние три месяца 1944 г. советские подводники ценой потери одной подлодки потопили 10 транспортов (в т.ч. 1 шведский) общей вместимостью 31333 брт и 2 траулера.

Надводные силы БФ в 1944 г. большую часть года воевали в восточной части Финского залива и лишь в конце года прорвались в Балтику, обеспечив захват Моонзундского архипелага после того, как советские войска освободили материковую Эстонию. За год были потеряны: 1 канлодка, 3 бронекатера, 16 торпедных и 19 сторожевых катеров, 27 тральщиков. В ответ на это советские торпедные катера потопили миноносец и тральщик. Соотношение потерь, опять же, ужасное, хотя миноносец Т-31, потопленный 20 июня катерами ТК-37 и ТК-60, стал самым крупным немецким боевым кораблем, потопленным кораблями ВМФ СССР за всю Великую Отечественную. Кроме того, 20 июля охотник МО-103 потопил немецкую подлодку U-250, которую вскоре подняли советские водолазы и извлекли из нее две новейшие торпеды с акустическим наведением, одну из которых передали англичанам (для тех борьба с немецкими подлодками всё еще была очень актуальным вопросом).

Благодаря продвижению армии на запад, резко улучшились условия для действий БФ, которые теперь могли доставать почти до любой точки Балтики.

За 1944 год они потопили: 1 немецкие подлодку, 1 миноносец, 4 сторожевика, 1 сторожевой и 1 торпедный катера, 1 зенитную плавбатарею, 4 артиллерийские баржи, 11 тральщиков, 1 минный транспорт, 2 быстроходные десантные баржи. Особо необходимо отметить зенитную плавбатарею «Ниобе» – бывший голландский крейсер «Гелдерланд», потопленную советскими летчиками 16 июля в финском порту Котка.

 

1945

В победном 1945 г. ситуация для БФ улучшилась радикально благодаря захвату сухопутными войсками значительной части балтийского побережья в Латвии, Литве, а затем и в Польше. Флот получил возможность действовать во всей балтийской акватории, да еще и в условиях полного господства советских ВВС в воздухе.  

Советские подводники в 1945 г. ценой гибели одной подлодки потопили с помощью торпедного и минного оружия: 1 подлодку, 2 миноносца, 1 сторожевик, 8 транспортов общей вместимостью 58147 брт и 1 шхуну. Большая часть потопленного немецкого тоннажа приходится на хорошо известный выдающийся поход С-13, в ходе которого ею были уничтожены лайнер «Вильгельм Густлоф» (25484 брт) и войсковой транспорт «Штойбен» (14660 брт). Количество погибших на «Густлофе» превысило 9 тыс. человек. Свыше 7 тыс. человек погибло при потоплении подлодкой Л-3 транспорта «Гойя».

До сего дня гибель «Густлофа» и «Гойи» остаются крупнейшими в истории морскими катастрофами с точки зрения количества погибших.

Очень значительную их часть составили гражданские лица – беженцы из Восточной Пруссии. В связи с этим в последние годы в Германии отдельные историки и журналисты стали называть командиров С-13 Александра Маринеско и Л-3 Владимира Коновалова военными преступниками. Что, мягко говоря, странно. Массовые зверства по отношению к населению оккупированных территорий, ковровые бомбардировки городов, неограниченная подводная война – всё это «изобретения» немцев, причем население Германии было ко всем этим явлениям абсолютно лояльно, пока их страна выигрывала войну. А потом пришла полностью заслуженная расплата в виде всего того же по отношению уже к самим немцам. Включая неограниченную подводную войну.

Надводные силы БФ в 1945 г. потеряли: 3 бронекатера, 10 торпедных и 7 сторожевых катеров, 3 тральщика. Единственным успехом, правда, весьма заметным, стала атака 16 апреля торпедных катеров ТК-131 и ТК-141 против эсминца Z-34, который получил тяжелые повреждения и не был восстановлен до конца войны (впрочем, только потому, что агонизирующей Германии было уже не до отдельного эсминца).

ВВС БФ в 1945 г. потопили: 1 миноносец, 5 сторожевиков, 5 охотников за подлодками, 1 корабль ПВО, 4 плавбатареи, 1 плавбазу, 1 учебный корабль, 5 тральщиков, 6 быстроходных десантных барж, а также 22 транспорта общей вместимостью 64565 брт.

В целом же для БФ 1945-й стал «зеркальным» по отношению к 1941-му. Тогда были катастрофические потери почти без успехов на море, зато флот решил важнейшую стратегическую задачу. В 45-м были заметные успехи при небольших потерях, но важнейших задач флот, как раз, не решил.

Он не смог помешать немцам вывезти из Восточной Пруссии более 1,5 млн. гражданских лиц и до 1 млн. военнослужащих, он не смог помешать снабжению немцами по морю Курляндского плацдарма.

И, главное, он не смог помешать действиям немецких кораблей, которые занимались тем же, чем советские в 41-м – обстрелом сухопутных войск из тяжелых орудий. Немецкие «карманные линкоры», крейсера и эсминцы нанесли своим огнем огромные потери советским сухопутным войскам. Именно из-за этого до конца войны так и не был ликвидирован Курляндский плацдарм на территории Латвии, не удалось полностью захватить Восточную Пруссию, вообще операция по ее захвату потребовала гораздо больше времени и привела к гораздо большим жертвам, чем в случае, если бы удалось подавить немецкий флот. Однако все атаки советских ВВС, подлодок и торпедных катеров против него оказались безуспешными, а линкор и два крейсера БФ так и не покинули Кронштадт. В апреле-мае 1945 г. большая часть немецких крупных кораблей, наконец-то, была потоплена английской авиацией, но это уже не имело большого значения, свою работу они сделали, убив в Прибалтике и Восточной Пруссии десятки тысяч советских солдат и офицеров.

В целом за годы ВОВ БФ потерял: 44 подлодки, 1 линкор, 1 лидер, 16 эсминцев, 6 канлодок, 7 сторожевых кораблей, 7 бронекатеров, 70 торпедных и 71 сторожевой катера, 78 тральщиков, 2 минных и 1 сетевой заградители. Правда, из этого количества были подняты и вновь введены в строй: 1 лидер, 4 канлодки, 1 сторожевик, 1 торпедный и 1 сторожевой катера, 7 тральщиков. В 1944-м были возвращены СССР захваченные в бою финнами: 1 бронекатер и 4 торпедных катера. 4 тральщика. В 1945-м возвращены 4 тральщика, в 1941-м ушедшие в Швецию и там интернированные.  

При этом потери БФ были компенсированы немецкими репарациями.

По ним флот получил: 10 подлодок, легкий крейсер, 4 эсминца, 5 миноносцев, 2 сторожевика, 5 охотников за подлодками, 30 торпедных и 147 сторожевых катеров, 1 минный и 3 сетевых заградителя, 99 тральщиков.

Германия и Финляндия от действий подлодок, надводных кораблей (точнее – катеров), авиации БФ и полевой артиллерии сухопутных войск (последняя  в апреле 1945 г. потопила в Пиллау немецкую подлодку) потеряли: 5 подлодок, 5 миноносцев, 14 сторожевиков, 5 охотников, 1 корабль ПВО, 1 сторожевой и 4 торпедных катера, 6 плавбатарей (в т.ч. 1 зенитная – бывший крейсер), 1 плавбазу, 1 учебный корабль, 4 артиллерийские баржи, 1 минзаг, 1 минный транспорт, 20 тральщиков, 8 быстроходных десантных барж, а также 64 транспорта (в т.ч. 7 шведских), 3 шхуны, 2 траулера и лихтер общей вместимостью 213923 брт.

Кроме того, немцы и финны понесли большие потери от мин, но здесь часто крайне сложно определить, чьи они были – советские, английские или же немецкие. Именно от своих мин противник понес самый большой ущерб: в 1941-м на немецких минах погиб финский броненосец «Ильмаринен», а в 1944 г. сами немцы лишились от собственных мин двух эсминцев и трех миноносцев.

В целом, исход Великой Отечественной полностью решался на суше, поэтому и действия флота имели стратегическое значение лишь в варианте «против берега». Собственно же война на море оказала в высшей степени ограниченное влияние на общий ход боевых действий.


Читайте также