/ Калининградская область

Рамава – прусская Мекка

Ромове
на карте Х. Харткноха

1684 г.

Таинственное Romowe, известное также как Ромове Рикойто, впервые упоминается в письменных источниках в 1326 году, а именно – в «Хронике земли Прусской» Петра из Дусбурга, как главное святилище пруссов и, возможно, всех балтов.

Откуда такое название? Обычно места с корнем «рам» и «ром» обозначали у пруссов и других балтов священные места, связанные с уединением, спокойствием, а «рикис» на прусском означает «господин» и может быть связано с готскими и даже латинскими корнями (см. герм. Riks, Reich и лат. Rex). Таким образом, Ромове Рикойто может означать «главное центральное Ромове», «Ромове близкое власти».

Ромове Рокойто - это латинизированная версия реконструируемого прусского названия – Rāmawa Rikāita (Рамава Рикайта).

Мифологическая традиция указывает на существование у балтов  святилищ, как специально обустроенных мест отправления культа, уже в середине V-VI вв., когда легендарными пришельцами-видивариями, братьями Брутеном и Видевутом, было основано святилище пруссов – Ромове Рикойто. Первое и единственное до XVI в. упоминание о святилище в хронике Дусбурга довольно скудное:

«Было же посредине этого погрязшего в пороке народа, а именно в Надровии, одно место, называемое Ромов, ведущее название свое от Рима, в котором жил некто по имени Криве, кого они почитали как папу, ибо как господин папа правит вселенской церковью христиан, так и по его воле или повелению управлялись не только  вышеупомянутые язычники, но и литвины и прочие народы земли Ливонской».

Отсюда мы знаем что Надровское Ромове-Рамава было центральным святилищем пруссов и их соседей-язычников, резиденцией верховного прусского жреца Кривиса-Криве.

 

Верховный прусский жрец-кривис – Криве Кривайте

Верховный прусский жрец-кривис – Криве Кривайте (рис. нач. XVIII в. из книги М. Преториуса).

 

Отнесение Петром из Дусбурга  названия Ромове к Риму, конечно, ошибочно, но вполне объяснимо, если принять во внимание его статус католического священника. Упоминание о связи названия Ромове с Римом косвенно обосновывает истоки власти и функции перво-жреца древних пруссов. Вспомним сравнение Криве с Папой: и здесь, и там прослеживаются своеобразные римоцентрические тенденции.

С XVI века появляются более полные тексты о Ромове, достаточно подробно описывающие устройство святилища, например, работы Симона Грунау, Каспара Харткноха и Матеаса Преториуса. Так, судя по упоминаниям  в XVI-XVIII вв., Ромове представляло собой место в излучине реки, где рос огромный священный дуб, листья которого были зелёными и зимой и летом. Дуб был центральным местом святилища. Скорее всего, «рамава-ромове», как имя нарицательное, и было названием такого дерева, или ассоциировалось с местом, где рос такой вечнозелёный дуб. Вокруг дуба, за специальными ширмами, за которые могли проникать только жрецы, горели негасимые огни, которые поддерживали вайделоты (каста прусских жрецов), а также могли проводиться жертвоприношения. В ветвях дуба, образовывавших естественные  ниши, находились изображения трёх главных прусских богов, ассоциировавшихся с главными сферами жизни, временами года и вехами жизни пруссов. 

Патримпс (Потримпо) – бог плодородия и войны. 

Перкунс (Перкуно) – бог грома, атмосферных явлений и правосудия. 

 

Паталс (лат. Патолло) – бог смерти и магии.

 

Ромове Рикойто в Надровии

Ромове Рикойто в Надровии (рис. конца XVII в., из книги Х. Харкноха)

 

Схожее по структуре святилище было и у скандинавов в Старой Упсале до крещения в X-XI вв. Неплохо Упсалу показали, кстати, во втором сезоне нашумевшего сериала «Викинги», особенно в контексте человеческих жертвоприношений, которые имели место и в землях пруссов.

По словам Симона Грунау, на Ромове «горел вечный священный огонь, поддерживаемый только не самим верховным жрецом, а вайделотами, жила змея, пьющая молоко из большого сосуда, рядом находились черепа человека, коня и быка». Все эти атрибуты использовались в рамках отправления культовых церемоний в честь упомянутых прусских богов.

 

Дуб, боги и их атрибуты в Ромове

Дуб, боги и их атрибуты в Ромове (рис. начала XVIII в. из книги М. Преториуса)

 

И, как уже было упомянуто, Ромове считалось также резиденцией верховного прусского жреца – Кривиса (Криве), известного также как Криве Кривайтис. Институт прусского жречества, также как собственно и язычества, считался одним из самых развитых  в дохристианской Европе.

На территории исторической Пруссии существует несколько названий местностей с корнем «рам»/«ром» (например прус. Раминта/нем. Роминтен, Рамбинас, Роменен, Ромайняй и т.д.), многие из них связываются с Ромове, но ни одно при этом не сопровождается более или менее серьёзным комментарием историков. Слова хрониста о местонахождении Ромове «посредине» прусских земель не следует понимать буквально. Это означает лишь, что «Ромов» находился среди племен, почитающих Криве. Говоря о местонахождении святыни одни исследователи (Матеас Преториус), по примеру Петра из Дусбурга, локализовали Ромове в Надровии. Другие, вслед за Фойгтом, - на Самбии (в местечке Роменен (Romehnen), неподалёку от Гермау), опираясь в этом случае на название и, вероятно, следующую легенду о священном камне, опубликованную Ройшем в 1863 году:

«В окрестностях Гирмавского городища Гросс-Хаусена, на одном болоте лежит Жертвенный камень (Opferstein). С одной стороны он имеет углубление и потому, вероятно, служил алтарем, на котором пруссы приносили человеческие жертвы своим кровожадным богам. Небольшое поместье Роменен, куда было «перенесено» Ромове находится на расстоянии четверти мили оттуда».

Также известны Ромиттен (Romitten) в нынешнем Багратионовском районе, а также Ромау (Romau/ как Romow в 1394 г.) между современными Знаменском и Правдинском. Последний попал на карту Харткноха вместе с другими элементами прусской сакральной топонимики.

Скудная информация. С другой стороны, она наводит на мысль, что в каждом регионе у пруссов могло быть своё такое центральное священное место – Рамава-Ромове.

При этом, два других места – массивных прусских городища, «стерегущих» долины в излучьях-петлях рек, упоминаются в связи с «Ромове» чаще всего. Это городище «шведеншанце» близ Латайнерберг у Хайлигенбайль (Мамоново) в Натангии  (пос. Липовка Багратионовского р-на) и городище Варапилс-Шлоссберг у поселка Бочаги недалеко от Норкиттена (Междуречье) в Надровии.

 

Схема городища "шведеншанце" у Латайнерберга близ Хайлигенбайля

Схема городища "шведеншанце" у Латайнерберга близ г. Хайлигенбайль (Мамоново 2).

 

Прусское городище Варапилс-Шлоссберг, известное также как городище у Норкиттена

Прусское городище Варапилс-Шлоссберг, известное также как городище у Норкиттена, рисунок-схема из статьи 1935 г. Х. Кроме и В.Грюнерта

 

Считается, что самое раннее Ромове – Ромове Рикойто – как резиденция прусских жрецов и религиозного культа возникает в V-VI веках в Натангии в связи с приходом братьев Брутена и Видевута, реформировавших прусскую религию и повседневный уклад жизни. Здесь оно существует до разграбления поляками во время одного из набегов в начале XI в. или же до момента окончательного завоевания Натангии крестоносцами во второй половине XIII в. После, Ромове переносится в Надровию (Варапилс-Шлоссберг), где находится, скорее всего, до конца завоевания Пруссии Тевтонским орденом в конце XIII века. После святыни Рамавы или Ромове, вместе со жрецами могли уйти в Литву, которая сохраняла языческие культы, в том числе в роли княжеских-государственных, до конца XIV века.  

При этом местные сказания и легенды повествуют, что сам дуб на Ромове (иногда упоминается как дуб близ Хайлигенбайля) был срублен только в XIV веке. По одной версии: «На месте священного дуба было решено построить церковь в низовьях Банавы. Однако немецкие топоры не брали крепчайшую древесину векового гиганта. Лишь после того, как вармийский епископ Ансельм сотворил специальную молитву, дуб рухнул под натиском стали».

 

"Тысячелетний" дуб в Кадинах, рис. до 1945 г.

"Тысячелетний" дуб в Кадинах, рис. до 1945 г.

 

По другой легенде, дуб на Ромове был срублен главным маршалком Хёнингом Шиндкопфом во второй половине XIV в. по приказу магистра ордена Винриха фон Книпроде, о чём его попросил, в свою очередь, епископ вармийский Вито. Дальше следует мистическая история о крови человеческих жертвоприношений, струящейся из пня срубленного гиганта. После того, как святилище было разрушено и дуб был срублен, люди стали слышать здесь шум ветвей и голоса, видели призраков и разных чудовищ. И, по понятным причинам, заложили здесь монастырь Св. Троицы. Но старые боги не желали уходить из намоленного места, поэтому призраки продолжили пугать прихожан уже в стенах монастыря, пока из Германии не был выписан экзорцист, закопавший в фундаменте богадельни специальные никому не понятные символы, которые якобы были найдены уже в руинах монастыря в начале XVIII в.

Где здесь правда, а где вымысел, сегодня понять трудно. Но каждый знает поговорку «свято место пусто не бывает». Традиция строительства Орденом церквей и монастырей на месте прусских святилищ имеет немало документальных свидетельств и отражает особенности самого сакрального ландшафта нашего региона.

 

"Тысячелетний" дуб в Людвигсорте-Ладушкине, открытка 1920-30-е гг.

"Тысячелетний" дуб в Людвигсорте-Ладушкине, открытка 1920-30-е гг.

 

Несмотря на то, что величественные тысячелетние дубы – вечнозелёные Рамавы, покрытые омелой, не сохранились до наших дней, пав жертвой людского невежества и «иконоклазма», о них нам напоминают многовековые дубы – памятники природы в Ладушкине (Людвигсорте в Натангии) и в Кадинах в Вармии, стоящие на древней дороге вдоль залива и помнящие ещё пруссов, их обряды и язык.