/ Восточная Пруссия – Калининградская область

Родом из Восточной Пруссии – Тракененская порода лошадей

Открытие (копии) памятника знаменитому Темпельхютеру, лучшему производителю тракененского конезавода, 28 сентября 2013 года в поселке Ясная Поляна (до 1946 г. Гросс Тракенен). Оригинал – бронзового коня в натуральную величину работы скульптора Рейнхольда Кюбарта поставили здесь в 1932 году, в честь 200-летия породы, выведенной прусскими селекционерами. В настоящее время оригинал памятника остается в Тимирязевской академии в Москве.

Фото из архива Виштынецкого экомузея.

Это же само совершенство: легкая сухая голова с большими глазами и маленькой мордой, элегантная конусовидная шея, косо поставленные плечи, сильный корпус, поддерживаемый широкой грудью. Твердые ноги с короткими пястями и великолепные крепкие копыта… Плюс легендарная выносливость, позволившая породе пережить ужасы Второй мировой. Это все о ней – знаменитой тракененской лошади.

Заводы Ордена

В Советском Союзе ее судьба была, мягко говоря, тяжелой. Особенно в начале 50-х годов, когда генсек КПСС Хрущев назвал коневодство непродуктивной отраслью и по сути объявил ее вне закона.

После такого заявления поголовье племенных лошадей резко пошло на убыль. В начале 1949 года на самом большом конном заводе им. Кирова насчитывалось 378 кобыл, из них 177 – рожденных на Тракененском заводе в Восточной Пруссии.  В 1953-м из-за целенаправленного уничтожения поголовья их осталось уже 18. На других заводах ситуация была еще хуже.  

Так в послевоенный период у нас губили не только дело прусских королей, но и многовековую селекционную работу коннозаводчиков, корнями уходящую в XIII век, когда на прусских землях создавалось государство Тевтонского ордена, а хорошая лошадь стоила столько, что большая крестьянская семья смогла бы на эти деньги жить три месяца, ни в чем себе не отказывая.

Орден содержал более 30 конезаводов. Поголовье лошадей колебалось в диапазоне 10-15 тысяч. В основном это были местные прусские лошади.

Из поколения в поколение они улучшались тяжелыми «рыцарскими» жеребцами и восточными резвыми красавцами, приведенными из крестовых походов.  

Для крестьянских нужд чистокровки не требовались, поэтому для их разведения подошли местные лошадки, кровными родственниками которых были лесные тарпаны. Немцы называли их «швайке», то есть «грязные». Правда, к середине XVII века эти маленькие, но выносливые животные вымерли полностью. Встречаются и сегодня в тракененской породе гнедые лошади с черной полосой вдоль спины – наследием их диких предков.

 

Дело королей

В 1701 году первый прусский король Фридрих I вместе со своим двором привез в Пруссию 1000 верховых и 30 тысяч упряжных лошадей.  Всего же в его конюшнях числилось 1310 голов «собственно прусских отличнейших лошадей». Это были потомки тех самых рыцарских и восточных красавцев.  Но из-за эпидемии чумы в 1709-1711-м годах их почти не осталось.  

В 1713 году Фридриха I сменил Фридрих Вильгельм I, и коннозаводство в стране приобрело поистине королевский размах. Король активно занялся не только укреплением армии, но и издал эдикт об улучшении коневодства в Пруссии. По совету князя фон Дессау в 1725 году Фридрих Вильгельм I решил объединить свои конные заводы в одном месте, самолично составил план осушения болот – бывшего ловчего округа литовских князей между Гумбинненом и Шталлупёненом.

600 мемельских солдат, привлеченных на работы, за шесть лет прорыли целую сеть осушительных каналов. Позже к этой земле король присоединил имение Тракенен (в переводе с латышского «trakis» – «лес у болота») и купил поместья Викинлаукен и Иодслаукен.

На облагороженных землях выросли «отличающиеся изящной простотой» конюшни. Летом 1731 года сюда была завезена первая партия – 1101 лошадь. Официальной же годом открытия конного завода «Тракенен» принято считать 1732-й.

Однако, со временем интерес короля к заводу ослаб, и дела пошли плохо, улучшать породу не удавалось. Плюс еще напасть – начали заболачиваться пастбища, что привело к недостатку кормов и, как следствие, к гибели лошадей. Фридрих Вильгельм I, уставший от проблем Тракенена в 1739 году, подарил его своему сыну Фридриху (будущему Великому).

Кронпринца, несмотря ни на что, потрясли перемены, произошедшие на земле, некогда опустошенной чумой. В Восточной Пруссии, ставшей самой плодородной провинцией Германии, заново были отстроены города и деревни, обработывались поля, процветала торговля… Счастливый уголок изобилия. Наследник короля поселился в Тракенене и занялся наведением порядка в хозяйстве.

 

 

Домхардт и Линденау

В том же 1739-м, за год до своей смерти, Фридрих Вильгельм I назначил управляющим конной частью (обершталмейстером) Йохана Фридриха фон Домхардта, считавшегося в конном деле специалистом высокого класса. Именно он первым перешел от бессистемного скрещивания лошадей различных пород к разведению по линиям, что считается главным фактором в племенном коневодстве.

Но тут опять напасть: выросшее поголовье вскоре стало причиной нехватки кормов и тесноты в конюшнях. О строительстве новых король не желал слышать, а вся племенная работа полностью была подчинена нуждам его двора. Лучших лошадей Фридрих II либо забирал в королевские конюшни, либо раздаривал придворным. В итоге на заводе остались самые негодные лошади. Правда, Домхардту каким-то чудом удалось уговорить короля вернуть на завод 32-х высокопородных тракененских жеребцов.

В 1756 году началась Семилетняя война, «Тракенен» был разграблен, а лучших лошадей, как пишут источники, увели казаки.  От окончательного разорения завод опять спас Домхардт. Война немного отрезвила короля. Он уже не жалел средств на коневодство.  Племенная работа по разведению тракененской породы продолжилась.

Это были лошади, не знавшие себе равных, в чем Фридрих не раз убеждался – от Берлина до Потсдама по песчаной дороге на тракенах можно было доехать всего за два часа.

А Домхардта уже одолевала идея разведения породистых жеребцов для покрытия крестьянских кобыл. Но король в очередной раз впал в апатию, сославшись на свою старость. Однако, Домхардт и не подумал отступаться от своих планов.  В 1779 году он сам учредил случную конюшню. Сначала желающих воспользоваться бесплатной «услугой» племенных тракененских жеребцов было мало – крестьяне всегда настороженно относились ко всему новому, но через несколько лет спрос на породистых «осеменителей» вырос в разы.

В знак примирения и признания заслуг Фридрих Великий наградил Домхардта и его потомков дворянским титулом, прислав в Тракенен в качестве «своей наивысшей благосклонности» жеребцов английских и турецких кровей, которые сыграли неоценимую роль в улучшении тракененской породы.

Йохан Фридрих фон Домхардт умер в 1781 году, и до смерти Фридриха Великого в 1786-м заводом управляли чиновники из Кёнигсберга. Затем«Тракенен» перешел в собственность государства, и для него начались, пожалуй, самые лучшие времена. Новый король Фридрих Вильгельм II распорядился, чтобы доходы завода шли на покупку производителей, и поручил руководство всем коневодством страны оберландшталмейстеру и потомственному коневоду графу Карлу фон Линденау, который, продолжив дело Домхардта, фактически заложил основы государственного коннозаводства Пруссии. Основной целью племенной работы молодой граф видел получение верховых лошадей и самым верным путем для ее достижения считал использование в племенной работе чистокровных английских и арабских жеребцов.

В результате через какое-то время тракенены стали пользоваться огромным спросом даже за пределами Восточной Пруссии. Линденау также ввел таврение всех лошадей этой породы – «один 7-конечный рог лося» на правом бедре.  

С именем Линденау связана одна курьезная история. Однажды он отдал распоряжение покрывать кобыл быками, а коров – жеребцами. Якобы, в зоопарке Касселя он видел таких животных. Но принявший к тому времени руководство заводом Фридрих фон Браухич от такого немыслимого эксперимента наотрез отказался.

 

Война за войной

Начинавшаяся война с Наполеоном надолго прервала племенную работу. Тракененский завод эвакуировали через Мемель в имение графа Зубова «Щавли» Ковенской губернии в январе 1806 года. По дороге от истощения, болезней и холода много лошадей погибло. Тяготы восстановления, разоренного войной хозяйства, легли на плечи мастера походной королевской конюшни Вильгельма Карла Фридриха фон Бургсдорфа. За время своей почти тридцатилетней службы он восстановил конный завод и сельские конюшни, благоустроил усадьбу, наладил строгий учет породы. В административном здании устроил музей с портретами знаменитых лошадей, открыл школы для детей работников завода. Теперь Тракенен представлял собой маленькое государство с больницей, училищем, гостиницей, почтой, кирпичным заводом и стадом коров.  

Однако, с преемниками фон Бургсдорфа конезаводу какое-то время не везло. Некто Мюльхейм и года не продержался в должности, бравый ландшталмейстер Макс за 4 года так запустил документацию, что следующему – майору кавалерии и, по характеристике немецких иппологов, «одаренному мастеру разведения» Фридриху фон Швихову пришлось несколько лет ее восстанавливать. Когда это удалось наконец, его сменил Густав фон Дассель, который хоть он и не был мастером разведения, но в организаторских способностях ему было не отказать. Гусарский майор сделал ставку на разведение очень крупных коней для сельского коневодства, которые бы стали неистощимым армейским резервом. Ежегодно Дассель продавал армии более трех тысяч лошадей. Закупки росли, чему в немалой степени способствовала франко-прусская война 1870 – 1871 годов.

Но после Первой мировой, когда Версальским договором Германии было запрещено иметь армию, коневодство Восточной Пруссии потеряло основной рынок сбыта.

Сравнительно кратковременный период усиления породы начался с назначением в 1922 году ландшталмейстером завода графа Зигфрида фон Лендорфа. За время его руководства здесь появились жеребцы, присутствие которых в родословной лошади и сегодня является гарантией ее качеств. Однако в 1931 году из-за конфликта с министром сельского хозяйства опальный граф вынужден был покинуть свой пост и поменяться местами с доктором Эрнстом Людвигом Карлом Элертом, который руководил конезаводом в Браунсберге.

Новый директор внес свою лепту в усовершенствование породы. Он говорил: «У тракенов внутренняя гармония должна быть следствием их внешнего облика». В период его директорства тракененские лошади испытывались под седлом и в упряжи, одновременно велась селекционная работа на их послушание и добронравие.

Прославившиеся редким сочетанием элегантности и упорства, тракенены процветали на протяжении почти двух веков, но во Вторую мировую войну произошла катастрофа.

В 1944 году, когда началось наступление советских войск, конный завод эвакуировали в Градиц, Нойштадт и Перлин. Оставшихся лошадей ждала иная судьба – в августе 1945-ого их перевезли на конный завод имени Кирова в Ростовскую область. Тракененские лошади хоть и стали судьбоносным трофеем для советского коневодства, но оказались, как говорится, не ко двору…  После известного пленума ЦК КПСС в 1953 году советское коневодство постигла настоящая трагедия. На пороге исчезновения стояли и тракененские лошади. Они не нашли себе применения – кавалерия в советской армии была ликвидирована. Не нашлось для них применения по причине активной механизации и на селе. Это было время, когда витрины магазинов были завалены конской колбасой...

 

Запрос от Запонки и Пепла

Ситуация начала выправляться лишь к 1957 году, когда кировчане совершили взаимовыгодную сделку с польскими коннозаводчиками: отдали им 14 кобыл, взамен получив чистокровных жеребцов. Началась работа во имя советского спорта.

Вскоре тракенены зарекомендовали себя как отличные спортивные лошади. В 1970 году советская спортсменка Елена Петушкова на тракененском жеребце по кличке Пепел выиграла звание чемпионки мира по выездке.

Кстати, немецкие коневоды не упустили возможности приобрести его отпрыска – родившегося от Запонки и получившего странное имя – Запрос.

В сентябре 1997 года Россия стала членом международного содружества коневодов и любителей тракененской лошади, которые объединяются под эгидой Тракененского Союза Германии, и получила право таврить своих лошадей двойным семиконечным рогом лося с принятым для России символом "К". А коневодством на родине тракененской породы, в Калининградской области, теперь активно занимается Юрий Михайлович Лужков, в прежние годы известный всему миру в качестве московского градоначальника. Удастся ли ему возродить традицию, покажет время. Мы надеемся, что Юрий Михайлович не откажется рассказать нам, как у него идут дела.

 

 

Источники:

Архивы ЗАО «Кировский конный завод»

Борислав Камзолов. «История Тракененской лошади»

Джудит Дрейпер. «Лошади и уход за ними»

E. Joachim, Johann Friedrich von Domhardt. Ein Beitrag zur Geschichte von Ost- und Westpreußen unter Friedrich dem Großen


Читайте также